Ответить на тему  [ Сообщений: 21 ]  На страницу 1, 2  След.
Ижорский женский костюм 
Автор Сообщение
Лидер разделов Куклы в Костюмах Народов Мира и Куклы в Народных Костюмах
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 06 июн 2012, 14:25
Сообщения: 3799
Сообщение Ижорский женский костюм
Ижорский женский костюм

Численность в России в конце XIX века - около 14 тысяч человек

Место проживания в России в конце XIX века - Ямбургский и Петергофский уезды Санкт-Петербургской губернии (сегодня территория относится к Кингисеппскому и Ломоносовскому районам Ленинградской области и Петродворцовому району Санкт-Петербурга)
Фото:
Ижорский женский костюм
Ижорский женский костюм ижора.jpg [ 22.09 Кб | Просмотров: 2234 ]


14 янв 2016, 16:29
Профиль

Зарегистрирован: 15 июл 2013, 22:48
Сообщения: 697
Сообщение Re: Ижорский женский костюм
Добавлю, что имею, вдруг пригодится.


Фото:
Ижорский женский костюм
Ижорский женский костюм original ижорцы.jpg [ 44.39 Кб | Просмотров: 2190 ]
Ижорский женский костюм
Ижорский женский костюм Izh_5319ижора.jpg [ 34.92 Кб | Просмотров: 2190 ]
14 янв 2016, 20:52
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 17 апр 2012, 10:56
Сообщения: 635
Сообщение Re: Ижорский женский костюм
Кукла в женском праздничном ижорском костюме. Санкт-Петербургская губерния. 19 век.

Фото:
Ижорский женский костюм
Ижорский женский костюм 0680.jpg [ 26.6 Кб | Просмотров: 2065 ]


18 янв 2016, 21:14
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 01 окт 2013, 11:04
Сообщения: 676
Откуда: Санкт-Петербург
Сообщение Re: Ижорский женский костюм
"Прибалтийско-финские народы России", "Ижора"

Раздел "Этнонимы и язык"

Ижора, или ижорцы, в наши дни относятся к числу малых народов Ленинградской области – по переписи 1989 г. их значилось всего 820 человек. Их современное самоназвание – ижора, инкеройне, т.е. ижора, ижорец; по-русски они также называют себя сегодня ижорцами. Но еще в недавнем прошлом, в начале XX в. ижорцы устойчиво сохраняли самоназвание "карелы". Можно полагать, что термин ижора возник как локальный, по той части ижоры, которая занимала в средние века бассейн реки Ижоры (финн. Inkeri). Название отдельных групп народа по месту их расселения было в прошлом довольно частым.

Ижорский язык относится к северной группе прибалтийско-финских языков и наиболее близок к карельскому и юго-восточным диалектам финского языка. Ижорский язык хорошо изучен. Он распадается на четыре диалекта. Один из них сойкинский, но его ареал захватывал и более восточные деревни – примерно до Копорья. Второй, хэваский, хорошо сохранялся до недавнего прошлого в ижорских деревнях по течению р. Коваши. Третьим был оредежский (или верхнелужский), на нем еще недавно говорили ижорцы нескольких деревень в бассейне р. Оредежа. Этот диалект считается наиболее "чистым", так как он не испытал влияния финского языка. Особое место занимает четвертый, нижнелужский диалект, в котором ощутим сильный водский субстрат. Характерно, что в западных районах расселения ижора называет свой язык не ижорским или карельским, а говорят маа кеели – "язык земли", т.е. аналогично тому, как водь и эстонцы.

До начала II тысячелетия н.э. существовал единый древнекарельский язык. Первые века II тысячелетия, когда одна ветвь карельских племен начала продвижение на юго-запад, можно считать периодом древнеижорского языка. Завершается его развитие в XVII в. формированием отдельных диалектов. Особенности ижорского языка позволяют предполагать, что на новых местах обитания в состав ижоры вошли какие-то группы местного автохтонного населения.

Несмотря на то, что единого ижорского языка не сложилось, особенности диалектов позволяют выделять ижорский язык как самостоятельный.

Ижорский язык в отличие от водского имел свою письменность, которая использовалась, правда, весьма недолго – с 1932 по 1937 год. В первый послереволюционный период, когда активно шла работа по организации школ для малых народов и национальных меньшинств на родном языке, были разработаны письменность и подготовлены учебники на ижорском языке. В 1937 г. началось закрытие местных национальных школ. Это было одним из факторов, определивших дальнейшее развитие двуязычия ижорцев и постепенную утрату ими родного языка. В Русской национальной библиотеке в Петербурге сохранилось 25 различных книг на ижорском языке.


24 янв 2016, 13:29
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 01 окт 2013, 11:04
Сообщения: 676
Откуда: Санкт-Петербург
Сообщение Re: Ижорский женский костюм
О. И. Конькова, "Ижора. Очерки истории и культуры", формат pdf: http://kmn-lo.ru/Document/1411032265.pdf

О. И. Конькова, статья об ижорском народном костюме с картинками. Я наконец-то поняла, как были устроены хурстут и аануа. http://kmn-lo.ru/narodnyekostymy/izorakostum

И с этого же сайта БИБЛИОГРАФИЯ ПО ИЖОРЕ (http://kmn-lo.ru/biblioteka/biblioizora)

Габе Р.М. Материалы по народному зодчеству западных финнов Ленинградской области // Западно-финский сборник. Л., 1930. С. 107-162.

Гаген-Торн Н.И. О «бабьем празднике» у ижор (Ленинградского района) // Этнография. М., Л., 1930. № 3. С. 69-79.

Гадзяцкий С.С. Вотская и Ижорская земля Новгородского государства // Исторические записки. Т. 6. М., 1940. С. 100-148.

Гадзяцкий С.С. Ижорская земля в начале XVII в. // Исторические записки № 21. М., 1947.

Георги И.Г. Описание всех в Российском государстве обитающих народов, также их житейских обрядов, вер, обыкновений, жилищ, одежд и прочих достопримечательностей. Ч. 1. СПб., 1776.

Дубов В.С. Лингвистическая работа среди ижор // Советская этнография. 1931. № 1-2. С. 184-185.

Золотарев Д.А. У ижор // Труды Ленинградского Общества изучения местного края. Т. 1. Л., 1927.

Ингерманландская эпическая поэзия: Антология / Сост. Э.Киуру. Петрозаводск, 1990.

Кеппен П. Селения, обитаемые ижорами С.-Петербургской губернии // Ученые записки Императорской Академии наук по I и II отделениям. Т.6. СПб., 1849. С. 112-222.

Киуру Э.С., Шлыгина Н.В. Ижора // Прибалтийско-финские народы России. М., 2003.

Конькова О.И. Ижора //Мы живем на одной земле: Население Петербурга и Ленинградской области. СПб, 1992. С. 89-109.

Конькова О.И. Ижора. Очерки истории и культуры. СПб., 2009.

Конькова О.И, Романова Н.Е. Ижорская традиционная кукла. СПб., 2013.

Конькова О.И. Ингерманландская историко-культурная зона в свете данных гуманитарных наук // Очерки исторической географии. Северо-Запад России.

Славяне и финны. СПб., 2001. С. 188-231.

Конькова О.И. Орнаменты ижор и финнов Западной Ингерманландии. СПб., 2010.

Крюков А. Ижоры Карельского перешейка в XX веке // «Нет родной сторонки краше...». Сборник статей и материалов научно-просветительской конференции, посвященной 170-летию со дня рождения и 100-летию со дня кончины великой ижорской сказительницы Ларин Параске (1834-1904). СПб., 2006. С. 62-92.

Крюков А.В. О фамилиях води и ижор // Финно-угорская топонимия в ареальном аспекте: Материалы научного симпозиума. Петрозаводск, 2007.

Лаанест А. Ижорские диалекты. Лингвогеографическое исследование. Таллин, 1966.

Лаанест А.Х. Историческая фонетика и морфология ижорского языка. Автореф. дис. … докт. филол. наук. Тарту, 1978.

Моора Х.А., Моора А.Х. Из этнической истории води и ижоры // Slaaviläänemeresoome suhete ajaloost. Tallinn, 1965- LK-63-90.

Народные песни Ингерманландии. Издание подгот. Э. Киуру, Т. Коски, Э. Кюльмясуу. Л., 1974.

Прыткова Н.Ф. Одежда ижор и води // Западнофинский сборник, Л., 1930. С. 306-340.

Рябинин Е.А. Средневековая ижора (Итоги и перспективы исследования) // Финно-угры и славяне. Проблемы историко-культурных контактов. Сыктывкар, 1986 . С. 27-40.

Рябинин Е.А. Финно-угорские племена в составе Древней Руси. СПб., 1997.

Селицкая И.А. Библиография литературы на ижорском языке // Советское финно-угроведение. LU. I-X, Tallinn, 1965. № 4. LK. 302-305.

Федоров И.Т. Расселение ижоры в XIX-XX веках // Советская этнография.1983. № 5 . М., 1983.

Шлыгина Н.В. Роль хозяйственных занятий в ассимиляции водско-ижорского населения в конце XIX — начале XX века // Советская этнография. 1965. № 4. С. 55-65.

Шлыгина Н.В. Архаические формы женской одежды води и ижоры // Древняя одежда народов Восточной Европы. М., 1986. С. 208-228.

Ariste P. Isuri keelest // Emakeele Seltsi aastaraamat. Tallinn, 1956.

Ariste P. Isuri keelnäited // Keele ja Kirijandus instituudi uurimised. Saria V. Tallinn, 1960.

Laanest A. Isuri murdetekste. Tallinn, 1966.

Öpik E. Vadjalastest ja isuritest XVIII saj. lõpul. Etnograafi lisi ja lingvistilisi materjale Fjodor Tumanski Peterburi kubermangu kirjelduses. Tallinn, 1970.


24 янв 2016, 14:04
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 01 окт 2013, 11:04
Сообщения: 676
Откуда: Санкт-Петербург
Сообщение Re: Ижорский женский костюм
Раздел "Исторический очерк"

Ижора в настоящее время – это малочисленный народ. Но еще в недавнее время ее численность была довольно значительной. Так, в середине XIX в. П. Кёппен приводит численность ижоры в 17800 человек, причем некоторые исследователи считают, что она была большей – 20 тыс. К 1897 г., согласно первой Всероссийской переписи, эта цифра увеличилась до 21700 человек, а к 1926 г. – до 26137. Поэтому численность ижорцев, установленная переписью 1959 г. – 1082 человек, представляется весьма сомнительной. Такое резкое сокращение невозможно объяснить только физическими потерями в годы сталинских репрессий и в военный период. Не вызывает никаких сомнений, что это результат того, что значительная часть населения была добровольно или под влиянием переписчиков записана русскими.

В ходе XIX-XX вв. сократилась и территория расселения ижоры. Данные письменных источников дают достаточно веские основания считать, что в XII-XIII вв. ижора жила по обе стороны р. Невы – северная граница ее ареала проходила, видимо, по р. Сестре и Лемболовским высотам. Она занимала также бассейн р. Ижоры, в районе ее среднего течения и по р. Тосне располагался обширный Ижорский погост. На востоке ижорские земли простирались примерно до р. Назии. На западе первоначальной границей была, видимо, р. Стрелка – за ней начинались Водские погосты. Со временем ижорские племена стали продвигаться далее на запад, в основном по побережью Финского залива.

Археологические материалы с территории расселения ижоры пока очень скупы. Некоторые местности при обследовании не дали вообще никаких результатов. Предполагается также, что древний способ погребения у ижоры мог быть наземным, типа "домиков мертвых", что также привело к исчезновению погребальных памятников. Во всяком случае практически все материалы их проведенных раскопок относятся к XII-XIII вв., т.е. к тому же времени, что и первые сведения об ижоре письменных источников. Те данные, которыми к настоящему времени располагает археология, свидетельствуют, что в XIII-XIV вв. материальная культура ижоры еще сохраняла карельский облик.

В русских летописях первое упоминание ижоры под 1228 г. связано с военным столкновением с емью, вторгнувшейся на кораблях из Финляндии в Ладожское озеро. Ладожанам оказали помощь корела и ижора. Стало быть, уже в то время существовало разделение на корелу и ижору, во всяком случае с позиций их соседей-славян. Затем в Житии Александра Невского упоминается некий Пелгусий Ижорянин (или Пелгуй), который нес охранную службу в устье р. Невы. Военный союз и сопринадлежность вооруженным силам Новгорода ладожан, корелы, води и ижоры явствует и из записей летописца под 1269 г.

В начале XIII в. ижора упоминается также в немецкой хронике Генриха Латвийского. Под 1220 г. он описывает грабительский набег южноэстонского племени сакаласцев на страну "Ингарию".

Об интересе католической церкви к водско-ижорским землям свидетельствуют и другие документы тех времен.
В этих документах существенно не только то, что Ингрия в XIII в. была хорошо известна за пределами Восточной Европы, но и то, что она упоминается рядом с Карелией особо, что подтверждает ее существование в качестве отдельного этнического образования.

Ижора в то время имела, видимо, хорошо развитый социальный строй. С другой стороны, порученная ижорцам охрана устья Невы свидетельствует и о прочных связях ижорян с Новгородом.


24 янв 2016, 18:07
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 01 окт 2013, 11:04
Сообщения: 676
Откуда: Санкт-Петербург
Сообщение Re: Ижорский женский костюм
Раздел "Хозяйственные занятия и материальная культура"

О хозяйственных занятиях ижоры в далеком прошлом известно мало. Очевидно, что эти, когда-то охотницко-рыболовецкие племена, освоили со временем и земледелие. Среди податей, которые платило в средние века население Ижорской земли, значились уже различные земледельческие и животноводческие продукты: зерновые, лен, конопля, мясо, а также воск и мед. Упоминается среди податных продуктов и рыба. С течением времени рыболовецкий промысел остался основным занятием приморских групп ижоры, при этом они вели и крестьянское хозяйство.

Недостаточность земельных наделов, скудость почв, особенно в приморских районах, и нехватка пастбищных угодий не позволяли и в дальнейшем развить интенсивные формы сельского хозяйства. Только в пореформенный период некоторым крестьянам удавалось прикупать землю или расширять поля, поднимая новь. Но в целом сельское хозяйство обеспечивало лишь собственные потребности семьи – и то не всегда. Рыболовство же позволяло выручить какие-то деньги, необходимые как для уплаты податей, так и для приобретения различных необходимых товаров.

Рыбу использовали и для собственных нужд, для заготовки впрок ее в основном сушили. На продажу шла рыба зимнего улова, когда ее можно было сохранить в замороженном виде. Это была преимущественно косяковая мелкая рыба, салака и корюшка. Лов велся подводными неводами, рыбакам приходилось уходить далеко в море, на десятки километров, вплоть до финских островов. В таких случаях рыбаки стояли на квартирах у финнов, что обеспечивало им какой-то минимум жизненных удобств. Но по большей части артель отправлялась на лов, захватив с собой "будку" - деревянный дощатый домик, который ставили на полозья и везли по льду на лошадях. В будках спали, варили еду, чинили снасти. На лед с мужчинами, занимавшимися непосредственно ловом, шли зачастую и женщины, которые помогали выбирать рыбу из сетей, чинили снасти, заботились о еде и одежде рыбаков.

Рыбу обычно сбывали через перекупщиков, которые приезжали к месту лова по льду или на берег, где улов хранился в ямах, выкопанных в снегу. Шла рыба на продажу без точной меры и за бесценок. Несколько дороже продавалась крупная морская и речная рыба – судак, щука – ее возили рыбаки сами в Петербург в бочках со льдом. Особую статью составлял лов миноги, которая водилась преимущественно в р. Луге. Ее ловили с помощью небольших, сделанных из лучины мереж, которые крепились в ряд на длинной веревке. Такие мережи существовали еще в начале XXв., но позже исчезли из обихода. Мережами из сетевого полотна широко пользовались для лова рыбы как в пресных водах, так и на море. Сети очень долго вязали из домашней нити, покупать ее стали лишь в начале XX в. Прядение нити и вязание сетей были в основном занятием женщин, хотя это делать умели, разумеется, и мужчины. Зимой женщины нередко собирались на посиделки именно для вязания сетей. Девочек учили плести сети с ранних лет, еще и в наши дни старые женщины рассказывали, как в детстве они должны были за день вывязать сеть на определенную длину – от сделанной накануне отметки углем на законченной уже части сети.

Летом на лов выходили на небольших баркасах, парусных и весельных лодках. Строили их местные мастера. Парусники служили и для перевозки различных грузов в Петербург, что давало некоторый дополнительный заработок. Возили в столицу строительные материалы (гравий, песок, камень), дрова и т.д.

Особую статью дохода составлял сплав леса, которым занимались на реках Луге и Систе. По Луге лес гнали с юга от Осьмина, лес шел плотами и молем. На долю сплавщиков на Нижней Луге приходилась нелегкая работа перегона леса с Луги через извилистую р. Россонь в Нарву, по которой он шел до Усть-Нарвы. Лес нужно было также выкатывать на берег. Это была тяжелая, хотя и неплохо оплачиваемая работа. Как говорили местные крестьяне, здесь "жили багром". Работали и на лесоповале дровосеками.

Какие-то доходы приносила и продажа плодов своего труда в городе. Петербургский рынок поглощал самые различные продукты, и в губернии действовало множество перекупщиков – "маклаков", приобретавших у местных крестьян собранные в лесу грибы и ягоды, домашнюю птицу и яйца, лыко для мочала, веники и метлы и т.д.

Ремесла в крае были развиты в целом слабо, хотя известны некоторые местные мастера, которые занимались обработкой кож, экипажными работами – делали сани, телеги, деревообделочным промыслом – изготовляли бондарную и токарную посуду, прялки, различный инвентарь: например, грабли, решета, корзины. Но работали в основном на местный рынок или по заказу соседей. В деревнях Малое и Большое Стремление до 1930-х годов было развито гончарство. Изготовляли домашнюю утварь – горшки, кринки, миски, а также расписные игрушки для детей. Товар распродавали на местных ярмарках, даже возили в Финляндию.

Было немало хороших строителей, как плотников, так и печников. Это давало определенные заработки, так же, как и работа в сельском хозяйстве по найму, на которую посылали обычно молодежь. Мальчиков отправляли в подпаски, девушек – работать на огородные хозяйства, процветавшие под Петербургом. В город в прошлом идти на заработки, не зная русского языка, не решались.

Но с течением времени работа в городе стала играть все большую роль. Отчасти это было обслуживание городского населения: работали дворниками и истопниками, банщиками и прислугой в трактирах и ресторанах. Девушек брали в прислуги, няньки и т.д. Но часть отходников работала на фабриках и заводах, причем в западных частях губернии девушки шли обычно работать на Нарвские ткацкие фабрики.

Во многих областях материальной культуры ижоры не обнаруживается этноспецифических черт. Это связано с однотипностью местного хозяйства – как земледелия, так и рыболовства. Землеобрабатывающие орудия, цепы, грабли и косы или транспортные колесные и полозные средства, лодки и парусники, рыболовные снасти, женский прядильно-ткацкий инвентарь были аналогичны не только у води и ижоры, но и у местного русского населения. Этому способствовало и чересполосное расселение этих народов. Со временем многие деревни стали также смешанными в этническом отношении: в одной деревне жило водско-ижорское или ижорское и русское, либо ижорское и финское население и т.д.


27 янв 2016, 12:08
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 01 окт 2013, 11:04
Сообщения: 676
Откуда: Санкт-Петербург
Сообщение Re: Ижорский женский костюм
Раздел "Хозяйственные занятия и материальная культура", "Поселения и постройки"

Ижорские деревни, расположенные на морском побережье, вдоль рек и озер, имели часто рядовую планировку, но было немало и уличных или смешанного типа деревень.

Жилище у ижоры, как и у води, было восточнославянского типа, и часть хозяйственных построек была связана с домом. Преобладала двухрядная или однорядная связь, хотя, по мнению старожилов, в прошлом более характерным был "круглый", т.е. замкнутый двор с открытым пространством внутри. На расстоянии от дома, часто через дорогу, ставили клеть, на задах деревни стояли риги. Бани строили по возможности на берегу реки или озера, если же поблизости не было естественного водоема, то просто на некотором расстоянии от остальных строений – в противопожарных целях. Бани долго оставались курными, печь-каменка складывалась в углу при входе, между нею и задней стеной устраивали полок.

Риги представляли собой большое строение, в котором под общей крышей находились собственно рига и гумно, крыша держалась на столбовой конструкции. Гумно имело или легкие стены, или было открытым, но собственно рига была срубной. Риги были не во всех дворах, иногда одной ригой пользовались несколько хозяев.

Жилище состояло из избы с духовой печью и холодных сеней. Обычным было трехкамерное жилище (изба-сени-изба), но иногда встречалась и анфиладная планировка: "чистая" изба пристраивалась за "зимней" (сени-изба-изба). Имели распространение и пятистенки. С течением времени к домам начали пристраивать просторные застекленные террасы.

Р. Габе, изучавший крестьянское зодчество финноязычного населения этого края в начале XX в., отмечал высокие строительные навыки местных мастеров. Так, в частности, на Сойкинском полуострове, отличающемся сильной влажностью из-за высоких грунтовых вод и частых осадков, строения были сухими и стояли на искусно сделанных фундаментах. Население знало как хороших местных строителей, так и лучших печников, которых и нанимали при постройке нового дома.

В свое время Георги отметил крайнюю бедность и неопрятность ижорских жилищ. Но другие путешественники, побывавшие в этих краях в те же времена, и особенно в XIX в.. писали, что ижорские жилища, даже курные, отличаются чистотой.

Внутренняя планировка ижорской избы была обычно западного типа: с печью при входе, обращенной устьем ко входу. Печь клали на деревянном опечье. Еще и в XX в. у многих печей в углу шестка отводилось место для подвесного котла. Он висел на цепи, укрепленной на перекладине, врезанной концами в стену и угловой печной столб.

У задней стены избы были спальные места – кровати или нары, здесь же крепилась подвесная люлька для новорожденного. Спали и на пристенных скамьях, идущих вдоль передней и торцовой стен. Верх печи делали плоским, так что на нем тоже можно было спать. Стол стоял по диагонали от печи, в "чистом" углу. Как и у води, у ижоры по православному обычаю в "чистом" углу был киот – коло, украшенный вышитым полотенцем. Вышитые полотенца декоративного и ритуального назначения (ваарникке) были более длинными, чем обычные обиходные полотенца. Ваарникке служили, в частности, для украшения окон в праздники. После свадьбы вышитые полотенца оставляли на окнах еще на полгода. Эти полотенца имели вытканные красные концы, их украшали также кружевом, а более всего – вышивкой крестом или росписью, обычно нитью красного цвета. Характер орнамента был русский – наряду с геометрическим узором вышивали также коней, всадников, "баб", птиц – петухов и пав. Этнографам удалось записать и названия многих орнаментов ("мельничные крылья", "петухи", "окошки", "яблоки", "тараканы", "полутараканы" и т.д.).

Ижорские дома, как и водские, - в отличие от местных финских и эстонских – имели развитый внешний декор. Резьбой украшали наличники, балкончики на фронтонах, ветровые доски; ставни нередко расписывали масляной краской.

В наши дни дома часто обшивают досками и красят; исчезли соломенные крыши, сменившись кровлями из щепы и жести.


28 янв 2016, 11:01
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 01 окт 2013, 11:04
Сообщения: 676
Откуда: Санкт-Петербург
Сообщение Re: Ижорский женский костюм
Раздел "Хозяйственные занятия и материальная культура", "Одежда"

Ижора устойчиво сохраняла своеобразие одежды, причем женской. Мужская одежда у всех этнических групп этого края была практически однотипной.

О женской одежде наиболее старые сведения принадлежат И. Георги и его современнику Ф. Туманскому. Правда, Георги не всегда правильно определял этническую принадлежность описываемого им населения. У Туманского описания ижорской одежды сделаны с обычной для него тщательностью. При этом он описывает тот же, что и Георги, архаический и своеобразный по форме и крою костюм.

В этот комплекс входила прежде всего нательная рубаха особого покроя – рятсиня. Верхняя часть ее состояла из двух богато вышитых оплечий, соединенных сзади узкой вставкой. Спереди края оплечий были обшиты полотном, образуя нагрудный разрез. К оплечьям, как к кокетке, пришивалась подстава из холста. Рукава, пришитые к оплечьям, также были вышиты, но иным, чем оплечья, орнаментом. Георги пишет, что эта одежда "нарочито суетна" и что для изготовления такой рубахи требуется не менее четырех недель.

Единственной в своем роде была одежда, надеваемая поверх рубахи. Георги пишет, что она состояла из двух "запонов", Туманский также определяет их как "род передника". Это были два полотнища на лямках, одна на правом, другая – на левом плече.

Верхнее полотнище – аануа держалось на левом плече. Оно было большим и подобно сарафану закрывало корпус от подмышек до щиколоток, расходясь на левом боку. Аануа было шерстяное или суконное, обычно синего или черного цвета. Праздничное аануа украшалось вышивкой нитью и бисером, было тяжелым и хорошо прилегало к телу. Второй "передник", лямка которого надевалось на правое плечо, был небольшой и закрывал левый бок там, где аануа распахивалось. Он назывался хурстут, был украшен тесьмой и аппликацией, и внизу к нему пришивали жесткий тяжелый жгут, который удерживал хурстут на месте. Поверх аануа ижорки носили передник; праздничный украшался вышивкой и раковинами каури – именно такой передник можно видеть на одной гравюре к работе Георги. Ижорки, как и вожанки, носили по несколько поясов. По описанию Туманского, наряду с поясом – вюё носили еще "спинной пояс", который представлял собой полоску сукна в четверть аршина, украшенную бахромой. Еще один пояс был кожаный и назывался тина ремена – "оловянный ремень", так как его украшали оловянными бляшками.

У девушек не было особого головного убора, волосы они в прошлом, по одним данным, носили распущенными, подстригая их спереди челкой, по другим – заплетали в косы. У женщин был сложная прическа. Волосы разделяли на три части, затылочную скручивали в пучок, а остальные разделяли пробором и укладывали жгутами или косами на висках. Все три пучка соединяли между собой тесьмой, поверх надевали полотенчатый убор – сапану. Налобная часть сапаны завязывалась на затылке, а длинный конец убора спускался на спину, его пропускали под пояс, и по длине он доходил до подола одежды.

У ижорок было много различных украшений – разрез рубахи застегивался круглой фибулой, на шее они носили по несколько ниток бус. В ушах носили сложные украшения. В уши вдевали небольшие серьги – тиллукайет, в которые пропускали вторые, в форме незамкнутого кольца – таллукар. Они имели отходящие вниз парные ножки, украшенные каменьями. Кроме того, к кольцам крепились концы лент (корва линтит, т.е. "ушные ленты"), которые полукружием лежали на спине.

Согласно Туманскому, на ногах носили красные обмотки – риват (видимо, типа наголенников), их закрепляли на ноге черными оборами. В холод надевали шерстяные чулки, а поверх – белые обмотки рятит, которые обвязывали красными оборами – пунапаглат. Обувь, судя по тому, что упоминается каблук, была на жесткой подметке.

У ижоры, как и у води, в архаическом комплексе одежды есть некоторые восточные элементы, происхождение которых можно связывать с Поволжьем. Это, в частности, подвесные кольца к серьгам – таллукар. Тюркским является и само их название, да и форма имеет восточные параллели.

В ранних формах одежды русского влияния не отмечается, если исключить терминологические заимствования (рятсиня – "рядина", хурстут – "холст"). Однако можно полагать, что некоторые формы русской одежды и в XVIII в. использовались ижорой в особых случаях. Возможно, что при выходе в город ижорки надевали одежду русского типа. Со временем ижора (так же, как и водь) переходит к ношению русского сарафана из китайки. Этот переход, вероятно, шел неравномерно.

Не везде переход к русскому сарафану происходил непосредственно от комплекса с аануа. На Нижней Луге у ижоры, как и у води, одежда типа аануа сменилась, видимо, уже к середине XIX в. своеобразной несшитой поясной одеждой. В этот комплекс входила нательная рубаха, вышитая на плечах и груди. В отличие от старой рятсини, она была туникообразного покроя, иного типа была и ее орнаментация. Поверх рубахи надевалась поясная одежда типа поневы. Она состояла из двух шерстяных передников – хурстуксет, сшитых с одного бока полотняной вставкой, на другом боку она была распашной. Не только по покрою, но и по характеру ткани и орнамента шерстяная часть хурстуксет была аналогична мещерской поневе. Можно предполагать, что этот тип поясной одежды в какое-то время был принесен на Лугу русскими переселенцами.

С течением времени и этот вид одежды исчезает, сменяясь, как и повсеместно в водских и ижорских деревнях, сарафаном из китайки или набойки. Отличительными признаками ижорской одежды оставались своеобразного типа сорока, которую носили с ушными украшениями, и повязывание декоративных полотенец в качестве поясов и передников. Долго сохранялось и ношение наголенников с обмотками.

Интересно, что весьма устойчивым элементом одежды были водские по происхождению набедренники – каатерид. Женщины прилужских деревень как водские, так и ижорские носили их с несшитой юбкой – хурстуксет. Есть упоминания от том, что набедренники надевали и с сарафаном в некоторых особых случаях, например, при венчании. Это связано, очевидно, с тем, что у местного населения набедренники имели магическое значение, в частности – обеспечивали плодородие женщины.

В начале XX в. в деревню стали проникать как фабричные ткани, так и городские формы одежды. Именно в это время начинают носить ситцевые "парочки" - широкие длинные юбки в сборку и кофты в талию из той же ткани.
Тем не менее, сарафаны долго еще продолжали сохраняться. Даже и после Отечественной войны их можно было найти в сундуках у старух.

Кроме одежды, других элементов материальной культуры, которые выделяли бы ижор среди остального местного населения, практически нет.


28 янв 2016, 22:47
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 01 окт 2013, 11:04
Сообщения: 676
Откуда: Санкт-Петербург
Сообщение Re: Ижорский женский костюм
Раздел "Обряды жизненного цикла"

В обычаях и обрядах ижоры много черт, роднящих их с окрестным водским населением, что объясняется как вековыми непосредственными контактами, так и частыми смешанными браками. У ижоры (как и у води) на обрядности отразилось воздействие и русских народных традиций. Определенные элементы церковной обрядности стали также их неотъемлемой частью. Но при этом до XX в. сохранялось немало элементов старинных языческих верований и суеверий.

Материалов о традициях детского цикла почти не сохранилось, но свадебный обряд ижорцев известен довольно хорошо. Сватовство у ижоры было связано, как и у води, с символическим курением табака. При первом визите в дом невесты с целью осведомиться о возможности засылки сватов "парламентер" (обычно один из родственников жениха) угощал хозяев дома нюхательным и курительным табаком. Если отец девушки давал согласие на приезд сватов, то табак начинали курить (или нюхать). Табак курили и при окончательном сговоре. Сваты при сговоре должны были выложить на стол деньги в качестве залога. Жених пытался заставить невесту принять эти деньги, а невеста старалась их ему вернуть. После вручения залога накрывали стол и договаривались о дне свадьбы и о размере приданого. Договор скреплялся рукобитием и – по православным нормам – зажиганием свечей перед иконой.

Но некоторым сведениям, курение табака при сговоре носило столь же обязательный характер, как и у води. При этом молодежь деревни устраивала на улице отчаянный шум, била в печные заслонки и кричала: "Такая-то (имя девушки) выходит замуж". Авторы записей особо подчеркивают, что период от сговора до свадьбы невеста проводила в причитаниях. При этом она обходила поочередно дворы деревни, оплакивая свою судьбу. Они причитала и у себя дома во дворе, в избе, особенно сидя на печи, откуда ее снимали силой. Причитала невеста и во время предсвадебной бани.

К свадьбе в обоих домах – у невесты и жениха – обязательно варили пиво и пекли свадебные караваи – куппели. При этом исполнялись особые обрядовые песни. Церковное венчание, уже по источникам конца XVIII – начала XIX в., предшествовало празднованию свадьбы. Жених приезжал перед венчанием за невестой в ее дом. Впереди ехал его крестный отец, следом – жених с крестной матерью. Есть сведения, - видимо, более старые, - что дома он невесту "не заставал" - ее успевали уже увезти в церковь, и жених направлялся туда следом. По другим описаниям, жених заставал невесту дома и в церковь пара отправлялась совместно. Невеста ехала в церковь с лицом, закрытым большим покрывалом, что должно было уберечь ее от злых сил. Ижорская невеста снимала покрывало непосредственно перед венчанием и его расстилали на полу церкви, а затем оно переходило в собственность венчавшего священника. Однако по другим сведениям, лицо молодой вновь закрывали вплоть до приезда в дом жениха, куда молодая пара ехала после венчания.

В доме невесты все это время продолжалось веселье, проводился обряд выкупа дружиной жениха приданого – «сундука». На сундуке сидели подружки невесты, а выкупал у них сундук по обычаю брат жениха.

В доме жениха молодых встречали его родители и благословляли их, отец – иконой, мать – свадебным караваем.
Затем молодую вели в избу, где усаживали за стол и, перекрестив, снимали с нее покрывало, чтобы собравшиеся односельчане молодого могли ею полюбоваться. Молодая им кланялась, и они уходили. Молодые садились за стол. Свекровь давала крестной матери невесты вареное яйцо. Та чистила его, резала пополам и новобрачные съедали его, "чтобы они в жизни все делили пополам". Затем начинали прибывать званые гости. Сначала приезжали оттаят ("берущие"), т.е. та часть дружины жениха, которая до этого оставалась в доме невесты. Несколько позже, примерно через полчаса, приезжали гости со стороны невесты. Они входили в избу с пением свадебных песен, и их усаживали за стол. После угощения были танцы. Гостей жениха и невесты угощали обычно по очереди, хотя по некоторым данным, они просто сидели за разными столами, а невеста стояла между столами и кланялась на обе стороны, предлагая гостям кушать. На второй день, после утреннего завтрака, в дом жениха привозили и родителей невесты.

Раздача невестой подарков родне жениха происходила, по одним сведениям, в первый день, по другим – после брачной ночи. В число подарков входили рубахи, носовые платки, пояса, головные уборы и т.п. На второй день "пили кубок". Сначала молодые, стоя на коленях, слушали поучения родителей, потом крестных и других гостей, как следует жить в браке. Затем гости одаривали молодых деньгами, а те угощали их вином. На второй день молодая, по обычаю, шла первый раз за водой, при этом она бросала (по другим сведениям, роняла изо рта) в источник жертвенную серебряную монетку.

В записях Ф. Туманского описывается еще один ритуал – совместное посещение молодыми дома невесты через несколько дней после свадьбы. При этом визите молодой одаривал родных невесты и ее ближайшую родню деньгами. Стоит оговорить, что сведения об ижорской свадьбе в старинной форме неполны и многие ее моменты так и остались неясными. Например, нет четких данных о том, когда невесте надевали головной убор замужней женщины.

В материалах о свадьбе хорошо отражена фольклорная сторона обрядности – связанные с нею песни и плачи. Свадебные песни были по содержанию разного рода: часть их исполнялась в связи с тем или иным ритуалом – при варке пива, при выпечке свадебного каравая, при ритуальном мытье в предсвадебной бане как невесты так и жениха. Другую группу составляли песни-поучения молодым, как следует вести себя в семейной жизни, в особенности молодой, входящей в новый дом и в круг новой родни. Особый интерес представляют причитания. Свадебные причитания бытовали только у православного населения: води, ижоры, карел, эстонцев-сету.

Плачи сопровождали и похоронный обряд. Сохранилось немало записей похоронных причитаний, и они дожили практически до наших дней. По покойному могли причитать женщины из его собственной семьи, но могла его оплакивать и местная плачея. Плачи представляли собой в известной мере импровизацию, содержащую жалобу на разлуку с ушедшим в другой мир.

Похороны у ижорцев по своим традициям были сходными с водскими. Хоронили покойника по православным нормам на третий день после смерти. Первоначально тело лежало в избе на лавке или на столе, причем до положения в гроб покойника следовало "стеречь", чтобы злые силы не похитили его душу. Поэтому днем и ночью кто-нибудь бодрствовал около него и читал молитвы. При перевозке гроба с телом на кладбище в руки покойнику вкладывали вожжи из шерстяной нити, так как предполагалось, что он сам едет туда. В могилу клали необходимые покойному в пути на тот свет вещи: еду (хлеб, мясо, масло, горох), а также деньги. На могиле устанавливали шестиконечный крест, часто под скатом из двух досок. На крест вешали небольшое полотенце, на котором были вышиты имя покойного или только его инициалы.

Кладбище у ижор было священным, табуированным местом. Оно представляло собой естественно разросшуюся рощу, в которую можно было как входить (или въезжать), так и входить из нее только по одной дороге. На кладбище ничего нельзя было трогать – ни сорвать травку, ни сломать ветку. Могилы посещали регулярно. Ходили на кладбище в дни, когда шли в церковь, а также в поминальные субботы, на радоницу и т.д.


31 янв 2016, 14:41
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 01 окт 2013, 11:04
Сообщения: 676
Откуда: Санкт-Петербург
Сообщение Re: Ижорский женский костюм
Раздел "Дохристианские верования"

Несмотря на соблюдение православных праздников и церковных обрядов, у ижоры стойко сохранялись старинные верования. Окрестный мир был для них заселен различными духами и полон сверхъестественных сил. Так, считалось, что в крестьянском дворе жил оберегающий благополучие двора, здоровье людей и скот дух – халтиаз, иногда его называли "хозяином дома" или русским термином "домовой". Судя по некоторым данным, этот дух ассоциировался в представлениях крестьян с духом земли.

Особый дух жил в риге – рижник, он был беспокойным духом, часто недобрым, пугал как взрослых, так и детей, прогонял их из риги. Считалось, что рижник мог помочь при топке риги, обмолоте зерна, но мог и сжечь ригу.
В бане также жил свой дух – банник, который мог покарать людей, слишком поздно купающихся, пришедших в баню пьяными и т.п.

Различными духами была заселена и окружающая природа. Вера в духов, как домашних, так и сил природы сохранялась очень устойчиво. Еще и в 1950-е годы были сделаны записи от людей, которые сами имели с ними встречи: одни видели в реке водяного, другие слышали, как домовой разговаривал в конюшне с лошадью, и т.п.

Из старых источников, в частности – русских летописей, известно, что ижора, как и водь, поклонялась рощам, деревьям, каменьям, небесным светилам и т.д. Так, в конце XVIII в. Георги отмечал, что ижорцы были "чрезвычайно пристрастны" к "нелепым языческим мнениям… которые соплетают с обрядами христианской веры". Он отметил также, что они устанавливали иконы в своих священных рощах. Описал и священную липу, около которой ижорцы собирались в канун Ивановой ночи, жгли костры и приносили духам в жертву белого петуха. Священные рощи в Ингрии, несмотря на противодействие христианской церкви, устойчиво сохранялись и позже; в некоторых местах жители обносили их оградой. С этими рощами или отдельными священными деревьями были связаны сохранившиеся до конца XIX в. коллективные культовые праздники-братчины – ваккове. Они проводились по определенным календарным датам, в частности – на Петров и Ильин день. Обычно заранее в одной из больших риг варили пиво. Ячмень для этого собирали со всех дворов, а варка пива доверялась наиболее умелым людям. В день праздника вся деревня, включая женщин и детей, шла к риге. В риге ставили икону св. Петра (или Ильи), зажигали перед ней свечи. Девушки пели песни, призывавшие Петра и Илью в гости, на угощение. Пивом обрызгивали стены риги, затем всех пришедших, включая женщин и детей, угощали пивом. Мужчины продолжали распивать пиво, в то время как женщины и девушки пели и танцевали хороводные танцы.

По представлениям самих крестьян, такой праздник должен был умилостивить святых, которые могли позаботиться о том, чтобы не было засухи, а Илья мог простить людям их прошлые грехи и не посылать на них своих убийственных молний.

В отдельных случаях сохранялся еще и обычай принесения в жертву барана или быка, внутренности которого бросали в воду, а мясо съедали.

Интересно, что православная церковь предпочла – после бесплодной борьбы со старыми дохристианскими традициями – включиться в проведение братчин. В некоторых местах около священных деревьев были построены часовни, в которых перед братчиной проводилась церковная служба, священник освящал приготовленное для праздника пиво, иногда обходил, благословляя, поля, а также все дворы своей деревни, где его угощали. Кроме того, он получал в подарок яйца и деньги.

Из числа календарных праздников особо следует выделить Вознесение. На Вознесение ижорцы (так же, как и водь), по словам рассказчиков, "ничего не делали" - всякие работы, связанные с землей, были табуированы, землю в этот день нельзя было тревожить. Ижорцы, как и вожане, особо почитали день Флора и Лавра, который был "конским праздником", покровительницей же овец была св. Анастасия.

Исследователям удалось зафиксировать существование в прошлом у ижоры особого "бабьего праздника", который в начале прошлого столетия был уже почти забыт. В этом празднике принимали участие только замужние женщины. Они сообща готовили пир: варили пиво и в складчину устраивали угощение. Из мужчин на этих праздниках мог присутствовать только пастух. По рассказам, ему ставили четверть водки, он играл на рожке, а женщины плясали. В ходе праздника особо чествовали тех женщин, у кого в этот год родился ребенок или внук. Видимо, "бабий праздник" был связан с какими-то ритуалами, обеспечивающими плодородие женщин.


31 янв 2016, 15:59
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 01 окт 2013, 11:04
Сообщения: 676
Откуда: Санкт-Петербург
Сообщение Re: Ижорский женский костюм
Раздел "Устное народное творчество"

Ижорский фольклор довольно хорошо изучен как отечественными, так и зарубежными (в первую очередь финляндскими) специалистами. Последние сыграли немалую роль и в сборе материала – этим занимались такие ученые, как Э. Лёеенрот и В. Салминен.

Устное народное творчество води, ижоры и местных финнов тесно связано между собой, но именно ижора сохраняла в наибольшей мере традиции эпической песни. В ижорских селениях, как западных, так и центральных районов края были записаны самые полные и художественно совершенные варианты рун о Куллерво, а также баллад, связанных с именем этого трагического героя эпоса, которые Лённрот включил в полное издание "Калевалы".

Эпическая традиция западных районов Петербургской губернии выделялась большой самобытностью, во многом отличной от традиции североижорского ареала на Карельском перешейке и там же расположенных финских деревень (приходы Токсово, Лемболово, Вуоле). Калевальская поэзия североижорского ареала заметно тяготела к соседней приладожско-карельской народно-поэтической традиции, в то время как западноижорская имеет много общих черт с эстонскими лиро-эпическими песнями. В разное время произошло и угасание древней эпической традиции в этих ареалах. На Карельском перешейке песни калевальского стиля не фиксировались собирателями уже в 1920-1930-е годы, в районе г. Ломоносова их помнили еще в 1940-е, а на Сойкинском полуострове – и в 1980-е.

Исследователи давно установили существенное отличие ижорского эпоса от других его локально-этнических традиций, в частности – от карельской. Оно заключено прежде всего в составе бытовавших у ижоры эпических сюжетов, как в самом их содержании, так и в характере. Несмотря на то, что в некоторых случаях ижорские руны сохранили более древние, чем карельские, мифологические сюжеты, как, например, песни о добывании небесных светил, отношение к мифу в них принципиально иное, чем в карельских. Миф здесь – это уже не рассказ о событиях, как действительно имевших место в далеком прошлом, "в начале времен", он подается как забавный сказочный случай.

В мировом фольклоре широко известен миф о сотворении мира из яйца птицы. Карельская версия этого мифа представляет собой обстоятельный рассказ об истории мироздания. У ижорцев тоже существовала руна о сотворении мира из яйца. Она близка аналогичной эстонской песне, но далека от карельского мифа.

В ижорской руне все рационалистично, фантастика допускается только при объяснении возникновения небесных светил из частей яйца, но и здесь нередко скрывается скептическая усмешка. Подобный рационализм характерен и для других сюжетов с мифологическими мотивами, а свойственная карельскому эпосу героика здесь снижается до уровня бытовых событий. Так, например, выросший у "ворот брата", "под окошками отца" большой дуб, который мешает солнцу и луне катиться по небу, птицам лететь по воздуху, людям проходить по земле, срубает не мифический герой, а родной брат певицы. Из древесины или щепок этого "мирового дерева" возникают не колдовские стрелы, порождающие боль в человеческом организме ("колики"), как в карельской руне аналогичного содержания, а создаются бытовые предметы: ложки, миски, веретена, лодки и даже "баня для сестры". Да и сам дуб утратил черты священного мирового дерева, подпирающего своей кроной небосвод и удерживающего все мироздание, речь идет просто о бытовом случае, о выросшем не на месте дубе, который всем мешал.

Показательно, что эти песни исполнялись чаще всего молодыми девушками в играх и хороводах.

Также и о добывании небесных светил из потустороннего мира рассказывается не как о героическом подвиге, а всего лишь как о разумном поступке "мудрой жены кузнеца", решившей принести из Хийтолы (эквивалент Похьёлы – далекой сказочной страны на Севере) небесные светила для людей, которые до этого вынуждены были ощупью искать дорогу, а весенние посевные работы выполнять при свечах. При всей приземленности и юмористическом изложении подобных сюжетов в ижорском эпосе можно найти отголоски очень архаистических мифов, типологически сходных, например, с палеоарктическими мифами, согласно которым вначале люди жили без солнечного и даже лунного света и только после того, как солнце и луна были выпущены из заточения, получили возможность жить при их свете.

Особую группу составляют мифы о создании культурных ценностей: рождении или высекании первой искры, изобретении кантеле и игре на нем, об изготовлении лодки. Мотивы создания культурных благ содержатся и в таких рунах, которые нет основания относить к "культурным" мифам. Так, например, руна о кузнеце (его сватовстве и выковывании золотой невесты) содержит прямые намеки на то, что различные предметы быта и орудия труда были созданы кузнецом-первопредком. У карел и финнов его зовут Илмаринен, Илмойлинен, у ижорцев – Исмаройнен, Инкеройнен. В виде самостоятельных сюжетов такие этиологические мифы не сохранились.

К героическим рунам относятся такие песни, как "Состязание в пении", "Каукамойнен", "Калерво и Унтамо". Первые два сюжета можно считать входящими в общий карело-финский эпический фонд, но последний представляет достояние главным образом ижорского эпоса.

Отличительной особенностью ижорского эпоса, как уже давно отмечено исследователями, служит отражение в нем внутренних противоречий родового общества, а не противоречий между общество и природой или иноплеменным окружением. Наиболее ярко отражает это популярный сюжет о расколе единого рода и зарождении вражды между братьями, возглавившими два возникших новых рода. Вражда братьев Калерво и Унтамо приводит к войне и уничтожению всего рода Калерво. Единственного оставшегося в живых младенца пытаются превратить в презренного раба-пастуха, но он поднимает бунт и мстит своим угнетателям.

Ижорские руны о сватовстве можно рассматривать отдельно от героических. Сватовство в них – это уже не героическое деяние для укрепления и процветания рода, не подвиг, осуществляемый родовым героем. Главный персонаж представляет при этом только себя самого, и его действия обусловлены стремление создать свою семью, а не задачей укрепления целого рода.

Ижорскую эпическую традицию вообще отличает усиленный интерес к семейно-бытовой тематике, к социальным проблемам. Свою оригинальную печать на трактовку изображаемых в песнях событий наложило и то обстоятельство, что исполнителями песен, непосредственными носителями традиции на протяжении всего того позднего периода, когда в ижорских деревнях записывались эпические песни, были женщины. Это оказало влияние и на содержание эпоса, и содействовало чисто "женской" интерпретации изображаемых событий.

Игровые по форме, но эпические по содержанию песни, как, например, "Выйду замуж я за вора", демонстрируют одну из особенностей бытования традиционного фольклора на последнем этапе. Дело в том, что возникает тенденция использовать тексты эпических рун в качестве "наполнителей" хороводных и игровых песен на мелодии русских плясовых. Песня "Выйду замуж я за вора" представляет яркий образец такой "переориентации" древних эпических рун.


02 фев 2016, 12:43
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 01 окт 2013, 11:04
Сообщения: 676
Откуда: Санкт-Петербург
Сообщение Re: Ижорский женский костюм
Раздел "Устное народное творчество" (окончание)

Собственно исторических песен во всей ижорско-карельской традиции немного, и посвящены они событиям истории, которые непосредственно касались судеб этих народов в XVII-XVIII вв. Так, сюжетом исторической песни у ижор стал один из военных эпизодов – осада крепости Копорье.

Сюжетами для лирических и лиро-эпических песен послужили отправка солдат на войну и рекрутские наборы: это, в частности, песни "Отправка на войну" и "Вести о смерти родных". В первом случае герой, уходя на войну, спрашивает, как отнесутся его родители, родня, жена или возлюбленная к его возможной гибели на войне, во втором – показано, как сам герой относится к смерти своих родственников: отца, матери, сестры, брата, жены и др. Обычно в большинстве случаев лишь одна из смертей воспринимается трагически. Если, скажем, герой безразличен к смерти отца, матери, сестры, то смерть жены вызывает такое потрясение, что он возвращается из похода домой.

Впечатления об ужасах войны народная песня передает эффективными средствами гиперболизации. Весть о страшной войне приносит странная, пугающая своим видом птица: "голова в крови, клюв в крови, окровавлены все перья". Изображение последующих событий имеет уже реальные черты. Песня рисует грустные, несколько сентиментальные картины прощания юноши с родными. В ней слышится умиление наивно-простодушными советами сестры, как брат должен вести себя в бою, чтобы не только остаться в живых, но еще и получить почести. Однако все кончается трагически: в идиллическую картину летнего праздничного утра, когда мать в доме печет хлебы, вторгается внезапно беда – без седока возвращается конь и извещает о гибели своего молодого хозяина.

Наиболее популярными, судя по количеству имеющихся записей и глубине разработки темы, были руны о наборе рекрутов. Он проходил чрезвычайно драматично, со злоупотреблениями и произволом со стороны помещиков – владельцев крепостных крестьян. Рекруты содержались, согласно некоторым вариантам песни, как арестанты – их заковывали в кандалы, связывали веревками, сажали в клетки. Вся процедура набора, которая происходила на глазах всего мира (жеребьевка, осмотр новобранцев, их "забривание", смена одежды), описывается в песнях подробно и реалистично, с глубоким чувством сострадания.

Семейно-бытовая тематика также широко трактуется в ижорской традиции. Основное внимание песни уделяют взаимоотношениям членов семьи, главным образом – женщин. Особое место занимает положение невестки и дочери. Молодая невестка в доме – это самое бесправное существо, а дочь – временный член семьи, судьба которой – покинуть родительский кров и стать невесткой в чужой семье. Этим и объясняется драматизм изображаемых песней ситуаций. Он особенно характерен для жанра баллады, тяготеющей к конфликтам, решение которых связано с трагедийными развязками.

Как уже упомянуто, исполнительницами эпических песен среди ижоры были в основном женщины. Среди них было немало талантливых импровизаторш. Особое место в их числе занимает Параске Ларин, которая обладала феноменальной памятью. От нее было записано 32 тыс. стихов. При повторном исполнении отдельных песен Параске обычно меняла их композицию, вносила в них элементы из других песен, так что возникало интересное новообразование.

Параске Ларин родилась в 1833 г., еще при крепостном праве, в д. Мискюля на Карельском перешейке, где в те времена жили как ижорцы, так и финны-эвремейсет. Первые песни Параске запомнила в возрасте трех-пяти лет, присутствуя со старшими на деревенских свадьбах. Жизнь Параске была полна горя и лишений. Ее брата запороли до смерти по распоряжению помещика.

После того, как в 1887 г. Неовиус записал ее песни, ее посещали многие деятели финской культуры того времени. Ж. Сибелиус приезжал слушать ее плачи, ее портреты писали Э. Ярнефельд и Э. Эдельфельд. Тем не менее она продолжала жить в крайней нищете. Ее дом был продан за недоимки, и ей пришлось нищенствовать, обходя с посохом окрестные деревни. Лишь за три года до ее смерти Общество финской литературы назначило ей пенсию в размере ста марок в год – сумма мизерная и по тем временам.

Несмотря на все превратности судеб, включая последнюю войну, в ходе которой практически всему финноязычному населению Ленинградской области пришлось покинуть свои деревни, древняя народно-поэтическая традиция сохранялась здесь и во второй половине XX в. Долго ее хранили жители Кингисеппского района (Сойкинский и Кракольский сельсоветы). Именно этот ареал, а также восточные ижорские деревни на р. Коваши наиболее богаты древними песнями.

В течение почти двенадцати лет еще можно было записывать в сойкинских деревнях древние песни, но новых исполнителей найти не удавалось. Их число сокращалось год от года. В 1986 г. летом умерла Екатерина Андреевна Александрова. В этот приезд уже не удалось записать ни одной песни. Только участницы местного самодеятельного фольклорного хора, среди которых были 60-70-летние женщины – и русские, и ижорки, - исполнили нам для записи несколько русских народных песен, тех самых, которые входят в репертуар их концертных выступлений, и тех, которые бытовали здесь среди русского населения искони. Никто уже не смог спеть ни одной ижорской песни от начала до конца.

Но несмотря на тяжкие судьбы не только отдельных лиц, но и всего ижорского народа, немало претерпевшего за свою историю, включая и наше время, часть его культуры, в первую очередь поэтического наследия, все же была зафиксирована и сохранена для человечества.

"Прибалтийско-финские народы России", Москва, "Наука", 2003 г.
Н. В. Шлыгина и Э. С. Киуру (раздел "Устное народное творчество")


03 фев 2016, 13:04
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 01 окт 2013, 11:04
Сообщения: 676
Откуда: Санкт-Петербург
Сообщение Re: Ижорский женский костюм
Фотопортрет Параске Ларин
Фото:
Ижорский женский костюм
Ижорский женский костюм Larin_Paraske.jpg [ 19.2 Кб | Просмотров: 1449 ]

Параске Ларин на картине А. Эдельфельта
Фото:
Ижорский женский костюм
Ижорский женский костюм 327px-Larin_Paraske1893.jpg [ 35.27 Кб | Просмотров: 1449 ]


03 фев 2016, 14:04
Профиль
Лидер разделов Куклы в Костюмах Народов Мира и Куклы в Народных Костюмах
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 06 июн 2012, 14:25
Сообщения: 3799
Сообщение Re: Ижорский женский костюм
Этот замечательный проект абсолютно "рифмуется" с нашей коллекцией - смотрю с огромным интересом и искренне советую.
Фильм канала Культура и Русского географического общества из серии "Россия, любовь моя!" smile_16
Подъезжая под Ижоры
Фото:
Ижорский женский костюм
Ижорский женский костюм 256.jpg [ 101.07 Кб | Просмотров: 1332 ]

Новая встреча с Ольгой Игоревной Коньковой (она же рассказывала про водь) подарила самые позитивные впечатления!.. Бывают же такие светлые люди. smile_23
Вообще, фильмы хоть и достаточно короткие, но много информации даётся. И ещё что-то...даже более важное - лица, песни, звучание языка, северная природа...увидев и услышав, уж точно не забудешь.


09 фев 2016, 16:52
Профиль

Зарегистрирован: 15 июл 2013, 22:48
Сообщения: 697
Сообщение Re: Ижорский женский костюм
Появилась у меня ижорка, немного халтурная. Надо было бы вышить узоры, а не тесьму пришивать. Понимаю, но... Сильно не ругайте...
Фото:
Ижорский женский костюм
Ижорский женский костюм IMG_5779.JPG [ 46.1 Кб | Просмотров: 1135 ]

Фото:
Ижорский женский костюм
Ижорский женский костюм IMG_5780.JPG [ 44.39 Кб | Просмотров: 1135 ]

Выкладываю всю компанию №1 здесь, тк не знаю, где еще это сделать. Вожанку купила. Конечно мастерица узнает свою работу. Низкий ей поклон за работу и за то, что кукла у меня. Терскую казачку делать не буду, тк шкаф скоро треснет.
Ну вот, отчиталась. Буду ждать компанию № 2. smile_08
Фото:
Ижорский женский костюм
Ижорский женский костюм IMG_5784.JPG [ 75.58 Кб | Просмотров: 1135 ]


29 фев 2016, 20:54
Профиль
Лидер разделов Куклы в Костюмах Народов Мира и Куклы в Народных Костюмах
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 06 июн 2012, 14:25
Сообщения: 3799
Сообщение Re: Ижорский женский костюм
Ох, ну что Вы!.. Если попалась настолько подходящая тесьма, почему бы и не поберечь зрение?.. По-моему, прекрасный вариант костюма, очень похоже на прототипы.
Наша первая девочка народа ижора!!! Ура! smile_02

Просто сплошной восторг - какая яркая, колоритная, узнаваемая и, главное, ДРУЖНАЯ многонациональная компания у Вас поселилась!!! smile_26 smile_17

EGOSHKA писал(а):
...Выкладываю всю компанию №1 здесь, тк не знаю, где еще это сделать. ...
Думаю, как и обычно - в темах, где всегда показываем созданные самостоятельно образы и групповые снимки кукол - какая Вам больше нравится! smile_03
Новые образы своими руками. Фото и обсуждение
Наши коллекции
Ещё раз СПАСИБО за красоту! smile_21
Не уставайте, пожалуйста, радоваться и радовать.


29 фев 2016, 21:18
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 фев 2012, 10:02
Сообщения: 2326
Откуда: Спасск-Дальний Приморский край
Сообщение Re: Ижорский женский костюм
Прекрасно, чудесно, восхитительно!


01 мар 2016, 08:34
Профиль
Лидер разделов Куклы в Костюмах Народов Мира и Куклы в Народных Костюмах
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 06 июн 2012, 14:25
Сообщения: 3799
Сообщение Re: Ижорский женский костюм
Карта расселения води, ижор и финнов в западной части Санкт-Петербургской губернии в середине XIX века
(О.И.Конькова, Н.Е.Романова "Водская традиционная кукла")
Фото:
Ижорский женский костюм
Ижорский женский костюм сканирование0020.jpg [ 41.93 Кб | Просмотров: 829 ]


04 апр 2016, 18:31
Профиль

Зарегистрирован: 30 мар 2013, 20:02
Сообщения: 371
Откуда: Воронеж
Сообщение Re: Ижорский женский костюм
EGOSHKA, ижорка у Вас получилась абсолютно замечательная, и ничуточки не халтурная. Очень удачная тесьма! smile_02


04 апр 2016, 21:23
Профиль
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Ответить на тему   [ Сообщений: 21 ] 
На страницу 1, 2  След.



   Похожие темы   Автор   Ответы   Просмотры   Последнее сообщение 
Нет новых сообщений Shirin - Исторический и народный костюм в миниатюре

[ На страницу: 1 ... 14, 15, 16 ]

в форуме Визитки - Личные Темы Пользователей

Shirin

302

40676

27 апр 2016, 19:22

lovebiser Перейти к последнему сообщению

Нет новых сообщений Белорусский праздничный костюм Гродненской губернии

[ На страницу: 1, 2 ]

в форуме Куклы в Народных Костюмах

Karmen

34

3013

19 авг 2016, 14:06

HellenTruth Перейти к последнему сообщению

Нет новых сообщений Народный костюм в живописи и графике

[ На страницу: 1 ... 6, 7, 8 ]

в форуме Куклы в Народных Костюмах

Plyushka

143

41371

30 май 2016, 21:46

sola Перейти к последнему сообщению

Нет новых сообщений Курдский праздничный костюм

в форуме Куклы в Народных Костюмах

Karmen

3

759

23 июн 2016, 17:58

Karmen Перейти к последнему сообщению

Нет новых сообщений Гагаузский праздничный костюм

в форуме Куклы в Народных Костюмах

Karmen

1

582

13 май 2016, 16:08

Karmen Перейти к последнему сообщению


Кто сейчас на конференции

Зарегистрированные пользователи: Andrei74, autosssr, Dalna, Gazdob, Google [Bot], Google Adsense [Bot], Jora58, Kolyan77RUS, LevSco, nike01, richard58, smisha, startcid, UncleSasha, Yandex [Bot], Yandex Blogs [Bot], Yandex Direct [bot], Yandex News [Bot]

журнал парусник виктори, заказать журнал Династии России, монеты и банкноты журнал купить, Боевые Машины Мира форум
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять Фото

Найти:

Журнальные серии ДеАгостини и другие коллекционные издания Партворки.

2010-2014 Форум о журнальных коллекциях Deagosini, Ашет коллекция, Eaglemoss и других издательств.

При использовании материалов сайта активная ссылка на сайт обязательна!

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100