Ответить на тему  [ Сообщений: 1110 ]  На страницу Пред.  1 ... 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29 ... 56  След.
Генералы Наполеоновских войн 
Автор Сообщение
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 06 янв 2012, 00:18
Сообщения: 10709
Откуда: Ростов-на-Дону
Сообщение Re: Генералы Наполеоновских войн
alex81 писал(а):
smile_22 кто ? пускай не лезет не делает мне тут кашу , пусть свою тему создаст и там вставляет хоть героев пикемонских боев smile_08

Некто Vid... smile_08


29 июн 2013, 20:45
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 10 ноя 2010, 13:06
Сообщения: 6479
Откуда: Баку .
Сообщение Re: Генералы Наполеоновских войн
Фёдор Викторович Назимов (1764 – 1827), российский командир эпохи наполеоновских войн, генерал-майор

Из тамбовских дворян. В службе капралом с 30 января 1777 в л.-гв. Преображенском полку. Участник русско-шведской войны 1788—1790 гг..

1 февраля 1790 выпущен в армию капитаном в Кексгольмский пехотный полк.

Участвовал в русско-турецкой войне 1787-1791 гг. и в боях с польскими конфедератами 1792-1794 гг.

1 августа 1799 произведён в полковники с назначением командиром сводного гренадерского батальона. Участник экспедиции адмирала Ушакова на остров Корфу в 1799 г..

С 21 ноября 1799 по 9 января 1803 был командиром Украинского мушкетерского полка.

16 мая 1803 пожалован чином генерал-майора.

4 сентября 1805 г. назначен шефом Куринского мушкетерского полка.

Во время русско-турецкой войны 1806-1812 гг. участвовал в боевых действиях на Дунае (1809—1811): в сражении под Браиловым, блокаде Измаила, при разбитии турецких войск у Малой Слободзеи и Журжи.

27 сентября 1810 был назначен командиром 2-й бригады 15-й пехотной дивизии в армии Тормасова и был им до ноября 1816 г.

В войне 1812 г. исполнял обязанности начальника 15-й пехотной дивизии в 3-й Резервной Обсервационной (с 18 сентября 1812 г. после объединения с Дунайской армией — 3-й Западной) армии, вместо генерал-лейтенанта Е.И.Маркова, командовавшего корпусом.

5 ноября 1816 назначен Киевским гражданским губернатором, при этом был переименован в действительные статские советники.

26 ноября 1816 награждён орденом св. Георгия 4-го кл. № 3159.

В должности находился до 1821 г. В 1822-1827 гг. с тем же чином состоял по герольдии, числясь среди чиновников бывших «не у дел».

Добавлено спустя 1 минуту 15 секунд:
Похоронен в с.Воронине Клинского уезда. холост .


Фото:
Генералы Наполеоновских войн
Генералы Наполеоновских войн 876348876назимов.jpg [ 33.55 Кб | Просмотров: 885 ]
29 июн 2013, 20:50
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 06 янв 2012, 00:18
Сообщения: 10709
Откуда: Ростов-на-Дону
Сообщение Re: Генералы Наполеоновских войн
Продолжай, Алекс. И не надо нам тут никаких французов. Их полно у других "производителей". smile_08


29 июн 2013, 20:52
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 10 ноя 2010, 13:06
Сообщения: 6479
Откуда: Баку .
Сообщение Re: Генералы Наполеоновских войн
еще один кавалерист герой , кавказец (чечен ) smile_15 Генерал Александр Николаевич Чеченский (1776-1834)
(Али-Александр Чеченский)



В истории Кавказской войны было немало случаев, когда взятые в плен чеченские дети попадали на воспитание в знатные российские семьи и, получив хорошее образование, достигали выдающихся успехов на том или ином поприще.
Именно такого рода судьба была уготована и герою Отечественной войны 1812 года Александру Чеченскому (настоящее имя - Али).
Мальчиком он был пленен во время одного из набегов царских войск на родовое село имама (шейха) Мансура - Алды.
Мать, Рахимат, первая на селе красавица, умерла еще при родах его. Отец, Алхазур, пал в бою с войсками, занявшими аул.
Как это ни странно звучит, ему повезло, его взял на воспитание шестнадцатилетний подпоручик Николай Николаевич Раевский. Именно о Раевском Наполеон Бонапарт скажет: «Из таких генералов делают маршалов».
Раевский дал родственникам Али слово сделать все для его воспитания.
Подростка окрестили Александром Николаевичем Чеченским. Он рос в Каменке на Украине у матери Николая Раевского Екатерины Николаевны. Мальчик получил прекрасное образование: окончил Московский университет. Затем началась его военная карьера.
Александр Николаевич Чеченский под влиянием своего опекуна стал военным и достиг в этом деле выдающихся успехов. О его биографии известно очень мало, и только благодаря записям в дневнике известного поэта и героя войны с Наполеоном Дениса Давыдова, а также по мемуарам его опекуна Н.Н, Раевского, мы можем по крупицам восстановить картину его биографии в качестве уже сформировавшегося российского офицера.
Службу он начинает (с 1794 г .) в чине вахмистра в Кизляре в Нижегородском драгунском полку, где командиром был его приемный отец. Участвовал в экспедициях против персов на Каспии и турок-османов в Причерноморье.
В 24 года Александр становится подпоручиком. В1805 году Чеченского переводят в Гродненский гусарский полк, где он командует полуэскадроном.
В 1805-1807 годах со своим полуэскадроном Александр Чеченский участвует в боях с наполеоновскими войсками под Мышеницами, Гутштадтом, Аккендорфом, а также в изгнании противника за реку Посаржу. За отвагу в сражении под городом Прейсиш-Эйлау Чеченский награжден орденом Георгия 4-й степени с бантом.
Такой же орден за эти бои получил и генерал П.И. Багратион.

В Храме Христа Спасителя, воздвигнутом при Александре III, в честь спасения Отечества в 1812 году, на стене № 16, в числе имен других героев было высечено имя ротмистра А.Н.Чеченского — как удостоенного ордена Святого Георгия IV степени.

Мужество Чеченского под Гутштадтом отмечается золотым Георгиевским оружием - саб¬лей с надписью «За храбрость».

К началу войны с Наполеоном он уже был в звании подполковника, что, учитывая его национальное происхождение, можно было бы считать максимально возможным достижением в военной карьере. Однако судьба его явно баловала. В личном дневнике Дениса Давыдова, героя партизанской войны, легенды русской борьбы с Наполеоном, дается личная характеристика качеств Александра Чеченского: «Он мог быть только другом или врагом, середины у него не было. Правда, характером он был добрым, великодушным, хотя нос был орлиный, вид грозный, и сам «выходец из Чечни».
В 1812 году отряд А.Чеченского в составе кавалерийского корпуса атамана Платова участвовал в знаменитой Бородинской битве.
А.Чеченский со своим отрядом прошел с боями от Смоленска до Польши. За взятие Гродно ему было присвоено звание майора.
В 1813 году легендарные Давыдов и Чеченский со своими верными полками гусар и казаков участвовали в разгроме саксонцев при Калише и с передовыми отрядами взяли предместье города Дрездена. В начале мар¬та Чеченский с небольшим отрядом осадил Дрезден. Город был сдан ему без боя. 9 марта 1813 года полковник Денис Давыдов докладывал генерал-майору Ланскому: «Вчерашнего числа я сделал сильную рекогносцировку в окрестностях города Дрездена. Чеченский, предводительствовавший Бугским полком, с известною его храбростью атаковал неприятеля и гнал его до города, и вогнал за палисады». В другом рапорте Д. Давыдов доносил: «Вчерашнего числа я предпринял усиленное обозрение города Дрездена. Ротмистр Чеченский, командующий 1-ым Бугским полком, отличился, это его привычка». У Рейхенбаума полк Чеченского разгромил отряд французов, захватив в плен подполковника, двух нижних офицерских чинов, около сотни рядовых, полковое знамя и уничтожил свыше 150 солдат противника. В 1813 году Чеченский участвует в сражениях под городами Бауцен и Люцин. Новый командующий армией Барклай-де-Толли, сменивший умершего в силезском городке Бунцлау Кутузова, присваивает А. Чеченскому за храбрость и мужество чин подполковника. За успешные действия его переводят командиром в лейб-гвардии гусарский полк. Полк этот без потерь захватывает город Оснабрюк, а затем отличается в боях за города Делич и Толх.
Александр Чеченский со своим полком участвует и в исторической «битве народов» под Лейпцигом. После этого по приказу командующего гусарский полк Чеченского отправляется в Нидерланды. Там он, объединенный в провинции Северный Брабант с тремя казачьими полками, штурмом берет крепость Бреда. Вслед за этим Александр Чеченский путем перегово¬ров, без боя занимает с полком сильно укрепленную крепость Виллемштадт. В 1814 году Чеченский сражается за взятие французского города Суассон. Под городом Лион полк Александра участву¬ет в сражении с превосходящими силами французов. Здесь 14-ты¬сячная армия под командованием графа Воронцова спасала союзные австрийские войска от 70-тысячной армии Наполеона. На вторую ночь сражения русская кавалерия опрокинула и погнала пехоту французов. Чеченский был ранен в руку и ногу, но поле боя не покинул. За это сражение Александр Чеченский был награжден орде¬ном св. Анны с бриллиантами. За участие во взятии Парижа Александр Чеченский был произведен в полковники и награжден серебряными медалями «За вступление в Париж» и «В память 1812 года».
После падения Парижа полковник Чеченский в свите царя, рядом с генералами Николаем Раевским и Денисом Давыдовым участвует в торжественном шествии и параде победителей на Елисейских полях.
После военной компании, которая триумфально закончилась в Париже, Александр Чеченский был награжден орденами Святого Владимира II степени и Святой Анны II степени с алмазами. В это время Александр Чеченский служил в лейб-гвардии гусарском полку – самом престижном полку русской армии.
По возвращению из Франции в октябре 1814 года его полк разместился на постоянные квартиры в Царском Селе под Петербургом. Предполагается, что именно здесь могла состояться встреча Александра Чеченского и Александра Пушкина. Известно, что Александру Сергеевичу очень понравились места в его владениях.
В переписке А.С.Пушкина с его соседкой П.А. Осиповой, есть письмо, где сообщается, что участок земли, который хотел бы купить Пушкин, находиться в деревне Савкино, хозяином которого является Александр Николаевич Чеченский. Но известно, что данная покупка не состоялась.
Наступил долгожданный мир. Александр женится на дочери действительного статского советника Екатерине Бычковой. У них было шестеро детей: Софья, Александра, Николай, Вера, Надежда, Екатерина.
Александр Николаевич Чеченский, прослужив два года в лейб-гвардии гусарском полку, с января 1816 года был назначен полковым командиром Литовского уланского полка. В дальнейшем его биография окутана неизвестностью.
В чеченском народе имеются предания, что на военном смотре он был представлен императору, и тот заметил, что даже азиат, оказывается, может быть хорошим российским офицером, на что Александр Чеченский ответил, что если бы это было сказано, кем-нибудь другим, то дуэли ему не избежать бы. Возмущенный дерзким поведением Александра Чеченского, император отправил его в отставку. Возможно, это лишь легенда.
В 1822 году его производят в генерал-майоры по кавалерии (с назначением стоять при начальнике 2-й гусарской дивизии). Он служит еще два года, пока подорванное военными походами здоровье не вынуждает его уволиться.
В декабре 1825 года генерал А.Чеченский участвовал в церемонии возведения на царствование Николая I.

К своей чести Александр Чеченский не пришелся ко двору. У него не было наград и милостей, кроме тех, которые он заслужил кровью, защищая Отечество.
Известно, что умер он в чине генерал-майора в январе 1834 года.

Добавлено спустя 1 минуту 4 секунды:
Подразделение:


Числится по кавалерии

Татарский уланский полк

Литовский Уланский полк

Уланские полки

Нижегородский драгунский полк

Драгунские полки

Гродненский гусарский полк

Гусарские полки

Кавалерия

Армия

Российская Империя


Награды:


Св. Георгия 4-й ст.

Св. Владимира 4-й ст. с бантом

Св. Владимира 3-й ст.

Св. Анны 3-й ст. "За храбрость"

Св. Анны 2-й ст. с алмазами

Золотое оружие "За храбрость"

орден Меча (Швеция)

Pour le Mérite (Пруссия)


Фото:
Генералы Наполеоновских войн
Генералы Наполеоновских войн 40.jpg [ 78.33 Кб | Просмотров: 882 ]
Генералы Наполеоновских войн
Генералы Наполеоновских войн 2012-07-26_17-40-56_3287674486чечен.jpg [ 177.38 Кб | Просмотров: 882 ]
Генералы Наполеоновских войн
Генералы Наполеоновских войн _1_~1.JPG [ 77.77 Кб | Просмотров: 881 ]
29 июн 2013, 21:10
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 06 янв 2012, 00:18
Сообщения: 10709
Откуда: Ростов-на-Дону
Сообщение Re: Генералы Наполеоновских войн
Продолжай, Алекс.


29 июн 2013, 21:18
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 10 ноя 2010, 13:06
Сообщения: 6479
Откуда: Баку .
Сообщение Re: Генералы Наполеоновских войн
Аполло́н Степа́нович Жемчу́жников (22 декабря 1764 — 24 июля 1840) — русский генерал, участник войн с Наполеоном и Туркестанских походов.

Родился 22 декабря 1764 года, происходил из дворян. Воспитывался в Сухопутном кадетском корпусе, из которого выпущен 18 февраля 1785 г. поручиком в Ревельский мушкетерский (впоследствии егерский) полк. В 1792 и 1794 гг. участвовал в войне с Польшей, а 1794 — в подавлении восстания на захваченных польских землях. В 1801 г. произведён в полковники; в 1802 г. переведён в Таврический гренадерский полк, с которым принял участие в первой французской кампании 1805 г. В 1807 г. он уже стоял во главе полка. Находясь в это время в заграничном походе в Пруссии против французов, был ранен в сражении под Ландсбергом, однако из строя не выбыл и продолжал участвовать во всех делах до заключения Тильзитского мира. 26 ноября 1809 г. награждён орденом св. Георгия 4-го класса (№ 2090 по списку Григоровича — Степанова).

Во время Отечественной войны ему поручено было наблюдение за Волоколамской и Ржевской дорогами. Исполняя эту миссию, Жемчужников с июня по октябрь находился в Твери. Когда же русские войска перешли за границу, он снова прибыл к действующей армии и с отличием участвовал в сражениях при блокаде Шпандау, при Лютцене, Бауцене, Лейпциге, Магдебурге и Гамбурге. Эти дела доставили ему ордена св. Анны 1-й степени, св. Георгия 3-й степени, Прусский Красного орла и чин генерал-майора. В 1814 г., состоя при начальнике 7-й пехотной дивизии, находился в действующей армии вплоть до взятия Парижа; в 1815 г. — при появлении во Франции Наполеона, возвратившегося с острова Эльбы, участвовал во вторичном походе на Рейн.

По возвращении в Россию, был назначен командиром 1-й бригады 8-й пехотной дивизии. В 1819 г. состоялось его последнее назначение — на должность начальника 29-й пехотной дивизии в Оренбург. Со вверенными ему отрядами предпринимал неоднократные походы в степь. В 1826 г. он был произведён в генерал-лейтенанты, а в 1838 г. по расстроенному здоровью уволен от службы. Увольнение его сопровождалось скандальной историей: 20 марта 1833 г., на 46 году жизни скончался Оренбургский генерал-губернатор Сухтелен. Преемником его назначен был генерал-майор Перовский, которому тогда было только 39 лет; такого молодого корпусного командира в Оренбурге ещё не видали. Жемчужников был чином выше своего корпусного командира и запросил конфиденциально военного министра графа Чернышёва: должен ли он являться младшему чином Перовскому? В ответ на это следовало предписание: явиться немедленно и доложить, что за нарушение установленных правил воинской субординации он, Жемчужников, получил приказание немедленно подать в отставку. В отставку он подал, а все-таки не явился.

Умер 24 июля 1840 г.

Добавлено спустя 24 секунды:
Аполлон Степанович был женат на Анне Ивановне Типольд[2] и имел многочисленную семью, состоявшую из девяти человек детей[3]:
Елизавета — замужем за полковником Поплавским[4];
Аполлон (1798—1848) — генерал;
Антон (1800—1873) — член Союза благоденствия[5], женат на Прасковье Михайловне Коробьиной.
Александр — коллежский советник;
Наталья (1802—1894) — с 1823 года супруга декабриста Алексея Алексеевича Тучкова (1800—1879); родители Н. А. Тучковой-Огарёвой.
Иоанна — не замужем;
Фёдор — статский советник и директор училищ в Полтавской губернии;
Ольга — замужем за лейтенантом флота Филатовым;
Николай — столоначальник в главном управлении Западной Сибири.


Фото:
Генералы Наполеоновских войн
Генералы Наполеоновских войн 901315307жемчужный.jpg [ 39.64 Кб | Просмотров: 877 ]
29 июн 2013, 21:45
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 10 ноя 2010, 13:06
Сообщения: 6479
Откуда: Баку .
Сообщение Re: Генералы Наполеоновских войн
Егор Иванович Властов (1769 – 1837), генерал-лейтенант. 1 Грек по национальности, Властов почти всю жизнь прожил в России и так горячо любил свою вторую родину, что был одним из самых верных сынов нашего отечества. Его слава в народе во время нашествия французов гремела наравне со славой Дениса Давыдова, Ермолова, Кульнева, Дохтурова, Коновницына...

После победы русских войск под Полоцком поэт А. Востоков воскликнул в стихотворении «К Россиянам»:


Там Витгенштейн троим драконам жало стер.
Но изочтут ль вас всех, герои знамениты,
Которыми враги отражены, разбиты
И коих доблестью Россия спасена... На острие «жала» армии Витгенштейна действовал Властов. Имя доблестного защитника было известно Наполеону: им пришлось встретиться у Березины. Реки, у которой потерпел окончательный крах французский полководец, а имя Властова обессмертилось. У Березины воины Властова и казаки Платова спасли престиж и славу русского оружия! 2Вероятнее всего, он попал в Россию в числе других сирот-греков с одной из архипелагских экспедиций русского военного флота в 1770— 1774 годы. Для приезжающих греческих мальчиков было открыто в Петербурге специальное учебное заведение — Корпус чужестранных единоверцев. Одним из лучших выпускников этого заведения был подпоручик Эстляндского егерского корпуса Георгос Властос.

В морском сражении под Свенкензундом против шведов летом 1790 года наш флот «по излишней пылкости» вице-адмирала Нассау-Зигена был разбит. Временно направленному в гребной флот Властосу в числе многих грозил плен. Но молодой грек до того стремительно наносил удары шпагой, что шведы на мгновение растерялись. Этого было достаточно, чтобы с группой офицеров и нижних чинов спрыгнуть в баркас и спастись.

К окончанию воины со шведами и пруссами Властов становится капитаном. Он командует батальоном С.-Петербургского Гренадерского полка
В сражении под Гейльсбергском вражье ядро, выпущенное из пушки, на излете в грудь попало. И тут выжил! Прослышав об этом, Александр I приказал наградить мужественного командира орденом Св. Анны. 3
Войну 1812 года Егору Ивановичу Властову предстояло встретить в корпусе Витгенштейна.

В июне Наполеон пересек границу и через Смоленск устремился на Москву. В сторону Петербурга двинулась армия маршала Удино. Прикрывать столицу было доверено корпусу Витгенштейна.

И вот бой состоялся! В дождь. В грязь. Среди лесов и болот. Невдалеке от селения Клястицы. С одной стороны гусары под командою Кульнева, с другой — стрелки, предводимые Властовым, с такой страстью и мощью навалились на боевые порядки пришельцев, что те не выдержали. Опытный маршал Наполеона отступил, побросав обозы, людей. Казаки и стрелки сотнями брали пленных. Это был первый значительный успех русских в войне 1812 года, положительно сказавшийся на моральном духе всей отечественной армии.

Не обошлось и без потерь: в ходе сражения под Клястицами был убит генерал Кульнев, командовавший авангардом. Его заменил Властов.






Через некоторое время Властов вновь отличился. Следуя известному суворовскому правилу — бить врага не числом, а умением, — он внезапно напал на Ба¬варский корпус генерала Вреде и разгромил его. Французы потеряли 500 человек убитыми и ранеными, 153 — были взяты в плен. За успешные операции под Клястицами и Полоцком Властову, кроме повышения в чине до генерал-майора, был вручен орден Св. Анны I класса и золотая шпага с алмазными украшениями, на эфесе которой славянской вязью были начертаны слова «За храбрость».
26 ноября в 5 утра Властов с пятитысячным отрядом выступил к Березине. Было пасмурно, у реки стелился туман. Около деревни Бытчи, авангард под командою генерала Родионова обнаружил французские разъезды. Не раздумывая долго, Властов бросил своих егерей на конницу левого крыла, против правого — подвез 12 орудий и открыл огонь: по мосту, по скоплению техники и людей. Среди французов началась паника.

Понимая, что ничего иного не остается, как попытаться отдалить батарею русских. Виктор организовал атаку центра позиций Властова. Наступательное движение французов было поддержано батареей, заранее поставленной Наполеоном на противоположном берегу Березины. Наполеон лично наводил орудия!..

Несмотря на все усилия, положение французов оставалось настолько отчаянным, что в 6 утра другого дня Наполеон бежит в направлении Вильно, оставив на восточном берегу Березины около десяти тысяч полураздетых соплеменников, бывших воинов...
Его последний приказ Эбле — ответственному за понтонные работы:

—Зажгите мосты. Приберите мертвых и побросайте их в воду, русские не должны видеть наших потерь.
Возвратившись из похода, Егор Иванович все чаще задумывается об отставке. Как командиру одной из пехотных дивизий в Подмосковье ему была не по душе изощренная плац-парадная муштра, развернувшаяся в русской армии в послевоенное время.

Оставив службу в 1822 году, Властов поселяется с женой на постоянное жительство в небольшое и довольно глухое село Княжево, на территории нынешней Ивановской области. Властов живет на самом краю высокого берега реки Уводи и, как все мужчины, любит иногда посидеть на зорьке с удочкой, наедине со своими думами. А то сходить в рощу, послушать песнь соловьиную — вот уж кому тут истинный простор.

Он активно переписывается с недавними боевыми товарищами: Н. Н. Раевским, А. П. Ермоловым, М. А. Фонвизиным, М. Ф. Митьковым.
Похоронили Егора Ивановича невдалеке от дома, на самом краю высокого берега Уводи, при Георгиевской церкви, построенной на его средства.

Теперь это деревня Егорий на берегу Уводьского водохранилища близ города Иваново (Ивановская область). Долгое время могила находилась в запустении. Сейчас она приведена в порядок, а старую церковь восстанавливают.
Женат на польской дворянке, девице Коринской, и имеет сына Константина, находящегося в отставке. 4 орден Св.Владимира 2-й степени бол.кр.,

орден Св.Анны 1-й степени с алмазами,

орден Св.Георгия 3-го класса,

золотая шпага «За храбрость» с алмазами,

прусский орден Красного Орла 2-й ступени,

знак отличия «За XXX лет беспорочной службы».

Добавлено спустя 38 секунд:
Портрет Властова написан с миниатюры, присланной отставным генералом в мастерскую Доу. Он хорошо передает южный тип красивого, спокойного лица этого грека, воспитанного в России и отдавшего новой родине все свои силы и способности. По отзыву знавших Властова современников, он был «невысокого роста и особенно хорош на коне в пылу боя».


Фото:
Генералы Наполеоновских войн
Генералы Наполеоновских войн 592517089властов.jpg [ 42.04 Кб | Просмотров: 868 ]
30 июн 2013, 12:54
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 06 янв 2012, 00:18
Сообщения: 10709
Откуда: Ростов-на-Дону
Сообщение Re: Генералы Наполеоновских войн
Продолжай, Алекс.


30 июн 2013, 14:04
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 10 ноя 2010, 13:06
Сообщения: 6479
Откуда: Баку .
Сообщение Re: Генералы Наполеоновских войн
Афана́сий Ива́нович Красо́вский (1780—1849) — русский военачальник. Генерал от инфантерии (1841), генерал-адъютант (1831) 1Да лица, полные воинственной отваги…”
Эти мужественные лица запечатлены на 332-х портретах тех, кто в 1812-1814 годах участвовал в боевых действиях против наполеоновских войск в чине генерала, либо за отличия в боях был произведен в генералы вскоре после победы. Эти картины по заказу императора Александра I написал английский художник Джордж Доу с помощью русских живописцев.
На одном из портретов изображен офицер в общегенеральском мундире образца 1817 года и накинутой на плечи распахнутой шинели. На правой стороне груди — звезда ордена Св. Анны 1-й степени, на левой — серебряная медаль участника той войны. На шее — кресты орденов Св. Георгия 3-й степени, прусского Красного Орла 2-й степени и Владимира 3-й степени.
Это Афанасий Иванович Красовский. Войну 1812 года он встретил уже бывалым рубакой-полковником. Командовал 14-м егерским полком в составе 3-й Обсервационной армии генерала от кавалерии Александра Петровича Тормасова, которая прикрывала юго-западное направление.
Французы пересекли границу Российской Империи и начали переправу через Неман 12 июня (по старому стилю). С первых дней войны Красовский в гуще сражений. Он участвовал в оборонительных боях при Козьем Броде (29 июля), при Городечно (31 июля), при Кобрине (1-3 августа), в штурме Борисовских укреплений (9 ноября). В сражении при Молодечно (22 ноября) был тяжело ранен в живот, удостоен ордена Святого Георгия 3-й степени. Летом 1813-го после излечения вернулся в строй. Когда русская армия перешла в наступление, полк Красовского (за боевые заслуги он был переименован в гренадерский егерский) преследовал неприятеля до границы и вступал с ним в столкновения практически ежедневно. В кампании 1813 года Красовский участвовал в сражениях под Бромбергом и Рогожином, при взятии Познани, в блокаде крепостей Кюстрин и Магдебург. За храбрость, проявленную в сражении под Лейпцигом, Афанасий Иванович был произведен в генерал-майоры. Участвовал он и в заграничной кампании 1814 года (бои под Гамбургом, Краоном, Реймсом, Парижем).
Портрет Красовского написан в тот период, когда боевой генерал находился в долгосрочном отпуске для излечения ран. В то время он оказался по делам в Орловской губернии. Там познакомился с молодой и привлекательной местной помещицей Дарьей Андреевной Глазуновой, с которой навсегда связал свою жизнь. У супругов Красовских было шесть сыновей и три дочери.
Один из сыновей — гусарский подполковник Андрей Афанасьевич Красовский — окончил свои дни на каторге в Забайкалье, в Александровском Заводе. 2 За что офицерам вручали золотые шпаги?
Золотым оружием за военные подвиги в России награждали с Петровских времен. Известно, что в XVIII веке было выдано триста таких наград. Первым его кавалером летом 1720-го стал князь Михаил Михайлович Голицын — за разгром шведской эскадры возле острова Гренгам во время Северной войны.
Начало XIX века Россия встретила в ожерелье войн. Соответственно, увеличилось и количество награжденных золотым оружием. Но вряд ли во всей русской армии нашлось бы с десяток офицеров, которые были трижды удостоены золотой шпаги “За храбрость”. Один из них — Афанасий Иванович Красовский (1781-1843).
Сын украинского дворянина, потомок запорожских казаков, он смолоду понюхал пороха. Свою первую золотую шпагу “За храбрость” получил летом 1810-го во время очередной войны с турками. Случилось так, что при штурме крепости Рущук в Болгарии остался лежать на ничейной земле тяжело раненный генерал. И когда турки попытались захватить его в плен, капитан Красовский спас генерала, с группой солдат яростно контратаковав неприятеля.
Через год, летом 1811-го, майор Красовский получил вторую золотую шпагу. Тогда два батальона под его началом, зайдя через топкие болота во вражеский тыл, после молниеносной атаки захватили турецкие укрепления и продержались до подхода своих основных частей.
Третью золотую шпагу, усыпанную бриллиантами, Афанасию Ивановичу вручили летом 1813-го уже в чине генерал-майора. А ведь лишь два года назад он был просто майором. Звание полковника ему присвоили досрочно, в августе 1811-го, в тридцать лет, за то, что с небольшим отрядом форсировал Дунай и штурмом овладел островом Лом-Паланка, уничтожив дюжину турецких кораблей. А когда неприятель взял отряд в кольцо и захватил артиллерию, — отбил пушки и прорвал блокаду, несмотря на серьезное ранение. Оценкой этого подвига, помимо досрочного чина, стал орден Святой Анны 2-й степени.
Вообще, карьера Афанасия Красовского была стремительной и блестящей. Причем добился он всего не с помощью протекции или интриг, а благодаря собственной голове и рукам, безудержной храбрости и преданности трону. В армию пришел 14-летним добровольцем. Семь лет отдал службе солдатом и унтер-офицером. Низший офицерский чин получил лишь в 1802 году и всего за одиннадцать лет “вырос” от поручика до генерал-майора.
Своего первого ордена — Святой Анны 3-й степени — Афанасий Иванович был удостоен в 1805-м. Тогда отряд, в составе которого он находился, отступал морем из ранее захваченного им Неаполя, поскольку французы разгромили основные силы русского царя под Аустерлицем (это было решающее сражение русско-австро-французской войны). Судно, на котором плыл Красовский, получило пробоину и стало тонуть, а многие сухопутные солдаты не умели плавать. За их спасение молодой офицер и был отмечен наградой.
С тех пор Афанасий Красовский — постоянный участник череды больших и малых войн. В 1806-м он в составе морской экспедиции направляется из Одессы на помощь черногорцам, восставшим против французов. Участвует в осаде Новой Разуги и укреплений на Баргарте. В следующем году командует егерями (от немецкого jager — охотник, стрелок; вид легкой пехоты) при блокаде Никшича. В 1808-м егерский полк, в котором он служил, морем дошел до Венеции, откуда совершил пеший марш-бросок в Молдавию. Начиналась очередная русско-турецкая война. Егеря Красовского дрались в бою под Браиловом, участвовали в осаде под Мачином. В битве под Силистрией полег почти весь полк — осталась лишь горстка солдат во главе с капитаном Красовским.
В мае 1810-го Афанасий Иванович с добровольцами-егерями вызвался выполнить сложнейшую задачу. Они скрытно переплыли Дунай и завладели редутом, который прикрывал подходы к крепости Туртукай. Награда — орден Святого Георгия 4-й степени.
О боевом пути Красовского во время Отечественной войны 1812 года мы уже рассказали. Остается добавить, что накануне вступления в Париж в марте 1814-го бригада, которой командовал Афанасий Иванович, готовилась к параду. Вдруг последовал приказ ликвидировать остатки сопротивления в предместье французской столицы. В нарядных мундирах, под звуки марша, солдаты во главе со своим генералом пошли в последнюю атаку, свидетелями которой стали император Александр I и прусский фельдмаршал Гебхард Лебрехт Блюхер. Красовский получил тогда орден Святой Анны 1-й степени и прусский орден Красного Орла 2-й степени.
…Ратные заслуги отца-генерала были приняты во внимание через несколько десятилетий, когда Киевский военный суд решал участь его сына, опального гусарского подполковника Андрея Афанасьевича Красовского. 3 Отец за сына
не отвечает
В январе 2012-го армянские СМИ сообщили, что благотворительный фонд “Ованес Имастасер Катохикос Одзнеци” начал подготовку к полному восстановлению памятника русским воинам, павшим в Ошаканской битве. Это был поворотный пункт Русско-персидской войны 1826-1828 годов, которая избавила Армению от многовекового персидского господства.
Вблизи деревни Ошакан кровопролитное сражение произошло 17 августа 1827 года. Русский отряд под командованием генерала Афанасия Красовского спешил на помощь духовному центру Армении — Эчмиадзинскому монастырю, осажденному войсками наследника персидского престола Аббас-Мирзы.
Несмотря на огромное численное превосходство неприятеля, русские воины, в рядах которых сражались армянские и грузинские добровольцы, отбили все атаки персов и вырвали Эчмиадзин из вражеского окружения. Тем самым спасли главную армянскую святыню от разорения, а укрывшихся в монастыре монахов, местных жителей и несколько сотен раненых солдат — от верной гибели. В память о погибших (отряд Красовского полег наполовину, потеряв убитыми 1150 человек) в 1834 году там был воздвигнут монумент из армянского туфа.
“Восстановление первого на территории Армении памятника русско-армянскому воинскому братству посвящено 185-летию Ошаканской битвы”, — сказал сопредседатель совета попечителей благотворительного фонда Армен Давтян.
Как видим, после разгрома французов Афанасию Красовскому пришлось еще немало повоевать: на Кавказе, в Персии, Армении, Молдавии, участвовал в подавлении восстания в Польше. Ветеран шести войн, один из рекордсменов по количеству наград в русской армии, водивший дружеские отношения с императорами, 62-летний генерал от инфантерии скончался в 1843-м в должности начальника 1-го армейского корпуса. По завещанию Афанасия Ивановича его прах был перевезен на Украину и погребен в Киево-Печерской лавре.
Отец не дожил до позора, что его сын стал государственным преступником. А ведь перед Красовским-младшим открывались замечательные перспективы. Он получил первоклассное образование в элитном Пажеском корпусе. В августе 1840-го в чине прапорщика был зачислен в гвардейский полк в Санкт-Петербурге. О таком начале военной карьеры можно было только мечтать.
На взгляды Красовского сильно повлияло знакомство с поэтом и художником Тарасом Шевченко, издавшим свой первый стихотворный сборник “Кобзарь”, проникнутый украинскими мотивами. И хотя Красовский родился на Орловщине, и мать его была крупной русской помещицей, но в жилах текла кровь отца, потомка горячих запорожских казаков.
Красовский решил стать… украинцем. Но до воплощения этой идеи было далеко. Ему еще предстояло пройти Крымскую кампанию. Он воевал на Дунае, неоднократно был ранен. Добровольцем вступил в отряд краснорубашечников народного героя Италии Джузеппе Гарибальди, участвуя в освободительной войне против Австрии.
В сентябре 1861 года подполковник резервного дивизиона Александрийского полка Красовский был прикомандирован к Киевскому кадетскому корпусу. Его все более увлекала украинская идея. Он отпустил запорожские усы, ходил в национальном костюме, среди учащихся города нелегально распространял подрывную литературу, приходящую из-за рубежа (“Колокол”, “Полярную звезду”), запрещенные стихотворения Тараса Шевченко.
…Как известно, крестьянская реформа 1861 года хотя и отменила крепостное право в России, но сохранила помещичью собственность на землю. Крестьяне обязаны были выкупать наделы, при этом хозяева допускали множество злоупотреблений. Крестьяне ответили массовыми выступлениями, которые были подавлены. Усмирительные операции против крестьян стали одной из задач регулярной армии.
Многие офицеры не могли с этим согласиться. В том числе и Андрей Красовский. И он начал действовать.
В июне 1862-го Красовский узнал, что на подавление крестьянских волнений в Каневском уезде на Киевщине будет направлен 4-й резервный батальон Житомирского пехотного полка, дислоцированный под Киевом. Он написал воззвание к солдатам с призывом не участвовать в экзекуциях. В момент распространения этих воззваний в лагере батальона его и арестовали.
Вот как витиевато сформулирована его вина в судебном приговоре:
“За имение запрещенных и пасквильных сочинений, осуждение правительственных мер в отношении усмирения неповинующихся крестьян военною силою и покушение возбудить нижних чинов 4-го резервного батальона Житомирского пехотного полка к неповиновению при назначении их для усмирения крестьян через подбрасывания к ним возмутительных воззваний, в чем не только не изъявил во время следствия и суда никакого раскаяния, но, считая такие преступления свои действиями честными и благородными, скрывал действительное число подброшенных им экземпляров того воззвания с целью, как сам он впоследствии объяснил, отклонить следственную комиссию от розыскания неотысканных экземпляров”.
Осенью 1862-го состоялся суд. Красовского приговорили к лишению медали в память о войне, всех прав состояния и к расстрелу. Позднее, приняв во внимание заслуги подполковника, пять ран, полученных им в боях с внешним врагом, собственноручная Его Императорского Высочества конфирмация заменила смертную казнь двенадцатью годами каторжных работ в Сибири. Красовский прибыл в Петровский Завод, где некогда томились декабристы, потом — в Александровский Завод. Далее вы уже знаете.
“Ты не всегда был тем, что ныне,
Ты жил, ты слишком много жил,
И лишь с последнею святыней
Ты пламень сердца схоронил”.
Эти слова из стихотворения Михаила Юрьевича Лермонтова “Гусар” могли бы стать эпитафией на могиле гусарского подполковника Андрея Красовского. Но его могилы не сохранилось.

Добавлено спустя 2 минуты 3 секунды:
От Александрийского полка — до Александровского Завода
28 мая 1868 года военный губернатор Забайкальской области Михаил Семенович Корсаков получил сообщение по телеграфу (телеграф тогда уже действовал) от Нерчинского коменданта полковника Адольфа Егоровича Кноблоха: “Бежал государственный преступник Андрей Красовский. Старик, ростом мал, плешив, фальшивый паспорт”.
“Старику" Красовскому было 46 лет. За шесть лет до этого он был арестован в Киеве и приговорен к смертной казни, которую заменили двенадцатилетней сибирской каторгой.
Имя Красовского осталось вне поля зрения отечественных исследователей. Тот период, когда, по определению Ленина, “декабристы разбудили Герцена”, и последний теоретически готовил разночинцев к “хождению в народ”, в советской историографии обычно отмечался классическими именами Петрашевского и Чернышевского, а малоизвестные деятели той идейной борьбы нередко оставались за кадром. А более поздние исследователи, почувствовав конъюнктуру, занялись главным образом сталинскими репрессиями, начисто забыв людей, пострадавших от царизма, о которых совсем недавно защищали диссертации.
На наш взгляд, почти полное забвение имени Андрея Красовского советскими, а потом и российскими историками, связано с теми политическими взглядами, которые исповедовал наш герой. Историки с самостийной Украины называют его не иначе как “деятелем украинского национально-освободительного движения”. А поскольку национальный вопрос весьма специфичен, противоречив и не решен до сего дня, что признают и на Олимпе современной российской власти, то не лучше ли оставить за рамками своих исследований сомнительных деятелей-националистов до решения этого деликатного вопроса.
…"Гусары денег не берут”. Этими словами из бородатого анекдота про поручика Ржевского у многих исчерпываются сведения о гусарах. Действительно, что мы о них знаем? Наша скудная информация о гусарах в обыденном сознании связана с кинематографом. Слова “эскадрон гусар летучих” ассоциируются с одноименным кинофильмом, а не со стихотворением Дениса Давыдова, откуда они перекочевали в название картины. Еще вспоминаются популярные фильмы “Гусарская баллада” и “О бедном гусаре замолвите слово”.
Кстати, считается, что историческим прототипом этого фильма Эльдара Рязанова — офицера, которого преследует тайная полиция, — послужил гусар Андрей Афанасьевич Красовский. В именном списке преступников, находившихся в ведении коменданта на Нерчинских заводах (документ хранится в Забайкальском краевом госархиве), он значится как подполковник Александровского гусарского полка Его Императорского Высочества Великого Князя Николая Николаевича Старшего.
В “Военной энциклопедии”, выпущенной в 1911 году русским издателем Иваном Сытиным (это роскошное издание можно увидеть в Забайкальской краевой библиотеке им. А.С. Пушкина), мне не удалось найти упоминание Александровского гусарского полка. Зато там имеется статья про Александрийский гусарский полк. В интересующий нас период — шестидесятые годы XIX века — он носил то самое “фирменное” название, связанное с Николаем Николаевичем Старшим.
Не вызывает сомнения, что речь идет об одном и том же воинском подразделении. Другого подобного в России просто не существовало. Вероятно, судебный писарь вместо официального названия полка — “Александрийский” — ошибочно вписал очень похожее слово “Александровский”, а затем оно автоматически повторялось во всех документах, сопровождавших опального гусара на каторгу. Либо ошибку допустили при составлении “именного списка преступников” уже в Забайкалье.
Как бы там ни было, не усомнился в этом названии и Н. Жуков, единственный советский исследователь, в чьей статье “Из недр архива”, опубликованной в 1933 году в коллективном сборнике “Нерчинская каторга”, упоминается дело Красовского. Впрочем, Жуков именует его “блестящим полковником”, хотя во всех документах Забайкальского краевого госархива он значится “бывшим подполковником”.
…В начале XVIII века, когда началась разработка серебро-свинцовых месторождений юго-восточного Забайкалья, возникла и Нерчинская каторга. Наряду с уголовными преступниками сюда стали прибывать и политические: декабристы, польские повстанцы 1830 года, петрашевцы, члены “Земли и воли”, позднее — эсеры, анархисты, большевики и другие противники режима.
На Нерчинской каторге были периоды, когда там вообще не находилось политических узников. Например, после царского манифеста 1856 года сюда в течение шести лет не посылали государственных преступников. Первым после перерыва стал поэт Михаил Ларионович Михайлов (1829-1865), умерший в Кадае.
В середине 1864-го вышло распоряжение Александра II: “Разместить в Нерчинских рудниках всех политических, осужденных на каторгу, где они не могли бы иметь сношения с посторонними лицами и были бы заняты работами”. Вскоре сюда прибыла партия из двенадцати госпреступников, в том числе Чернышевский и Красовский. Какое-то время им довелось сидеть в тюрьме Александровского Завода, затем они были отпущены на жительство вне тюремных стен.
Как гласят тюремные документы, в 1867-м “на основании высочайшего повеления” срок работ Красовскому был уменьшен с двенадцати лет до восьми. Когда до конца срока оставалось два года, он решился на побег.
Побеги из Восточной Сибири, хотя и не представляли собой какое-то особенное явление, были очень сложны не только в интересующий нас период, но и позднее. Через 14 лет после Красовского с Карских рудников вместе с семью товарищами бежал народник Ипполит Мышкин (автор плана освобождения Чернышевского из Якутска), осужденный на 25 лет каторги. Их вынесли из мастерской в ящиках со стружками. Через месяц Мышкина схватили во Владивостоке, а в январе 1885-го расстреляли в Шлиссельбурге за оскорбление тюремщика.
В начале 1880-х народоволец Лев Златопольский, получивший 20 лет каторги, пытался бежать из Красноярской тюрьмы с помощью самодельного аэроплана. Он произвел механико-математические расчеты, выполнил чертежи, построил модель, но она не взлетела. Уже выйдя на поселение и работая библиотекарем Читинского музея, Златопольский продолжал искать ошибку в своих расчетах.
Такая участь ожидала большинство беглецов. Но судьба Красовского сложилась более трагически.
“Господину военному губернатору Забайкальской области
Нерчинского окружного исправника
РАПОРТ
Александровское волостное правление рапортом от 5 сего июня, за № 894 мне донесло, что бежавший в 20 числа из Александровского завода государственный преступник Андрей Красовский найден в 2 1/2 верстах от деревни Туманской застрелившимся из огнестрельного оружия, о чем долгом счел донести Вашему превосходительству.
Князь Ухтомский”.
Из списка ссыльно-каторжных политических преступников, убывших в мае 1868 г. (стиль оригинала сохранен):
“…12. Красовский Андрей. Проживавший с разрешения высшего начальства на частной квартире бежал, мертвое тело которого со знаками самоубийства найдено на семнадцатой версте от Александровского завода, где имел пребывание”.
Эти документы подвели черту земному пути опального гусара. Размышляя над данными обстоятельствами, автор этих строк приходит к мысли, что Красовский долго готовился к побегу, но, осуществляя свой замысел, понял его нереальность и продолжил его уже как акт отчаяния. Конечно, прямых доказательств у меня нет, и окончание этого рассказа следует рассматривать как версию автора.
В пользу длительной, основательной подготовки побега говорят несколько деталей. Во-первых, как профессиональный военный, Красовский понимал, что необходимо хорошо ориентироваться на местности, чтобы выбрать оптимальный вариант отхода (предположительно в Китай, ведь до границы было недалеко). В краевом госархиве мне попался перечень почтовых поступлений, приходивших заключенным. Из него следует, что в январе 1865-го на имя Красовского пришла посылка с двумя географическими картами. Отправитель не указан. Но не может ведь человек получить такую специфическую посылку ни с того, ни с сего, без предварительной просьбы.
Во-вторых, как мы знаем из телеграммы полковника Кноблоха, приведенной выше, у беглеца имелся фальшивый паспорт. Трудно достать такой документ в условиях каторги без предварительной подготовки. В-третьих, Красовский долгое время добивался разрешения жить на частной квартире, вне тюрьмы. Так гораздо легче бежать. В-четвертых, у него каким-то образом оказалось огнестрельное оружие, сыгравшее в его судьбе роковую роль.
По мнению упомянутого нами Н. Жукова, изложенному в 1933 году, Красовский решился на побег, “потеряв всякую надежду на освобождение и тоскуя по оставленным детям”. Однако к моменту побега срок его заключения был сокращен на четыре года, до конца срока оставалось около двух лет. Так что не знаю, правомерно ли говорить о потере “всякой надежды”. Хотя известны случаи, когда люди бежали из заключения буквально за несколько дней до освобождения, не выдержав психологической нагрузки.
Но вернемся к нашей печальной повести. К побегу все готово. Дата выбрана не случайно: конец мая, природа расцвела, солнце пригрело, но жары еще нет — самое время для длительного пути. Но Красовский прошел по нему лишь семнадцать верст. Затем раздался его последний выстрел.
Я не рассматриваю версию о несчастном случае при неосторожном обращении с оружием, доверяя “знакам самоубийства”, обнаруженным органами дознания. Версию об умышленном убийстве тайным сообщником беглеца или участником погони (такое мнение высказывали некоторые современники, приводится оно и в цитате из романа Набокова “Дар") я также не рассматриваю — ее опровергает предсмертная записка, найденная у покойного.
Почему же прозвучал роковой выстрел? Точный ответ знает один Господь. Нам остается лишь строить предположения.
На мой взгляд, семнадцать верст по тайге, с тяжелым грузом, необходимым для долгой дороги, хватило немолодому, больному туберкулезом Красовскому, чтобы понять — он по-гусарски переоценил свои силы. Если уже первые часы дались с таким огромным трудом, то чего ждать от дальнейшего, когда начнется преследование. К тому же, судя по его записке, Красовский умудрился потерять карту и документы.
Конечно, Андрей Афанасьевич не мог знать деталей плана, специально разработанного властями для предотвращения вероятного побега Чернышевского — о нем стало известно только в советское время. (Кстати, после побега Красовского положение Чернышевского ухудшилось — его вновь перевели в тюрьму). Но подполковник не мог не сознавать, что за Александровским Заводом, где находилось немало политических противников, тюремщики следят особенно бдительно.
…Путь к свободе невозможен. На него нет ни сил, ни здоровья. Признать свое поражение и вернуться за решетку — это Андрей Афанасьевич отверг. И нажал на курок. Впрочем, не исключаю, что такой вариант он предвидел заранее.

Добавлено спустя 37 секунд:
еще одна версия smile_15 В июле 1827 года с движением Паскевича в Нахичеванскую область, туда же передвинулся и главный центр персидской войны, а Эриванское ханство, с армянской святыней Эчмиадзином, должны были занимать в ней уже второстепенное место. Между тем обстоятельства сложились под Эриванью так, что в конце концов должны были вновь привлечь к ней все внимание главного действующего 4 корпуса.

В этот момент на сцену персидской войны выдвигается в весьма видной и значительной, роли новая личность,– генерал-лейтенант Афанасий Иванович Красовский, соединявший в себе в одно и то же время качества и смелого, опытного вождя, и неустрашимого солдата. Личность эта настолько замечательна и своей предшествовавшей службой, что должна остановить на себе пристальное внимание историка той эпохи.

Красовский происходил из дворян прежней Слободско-Украинской губернии, Лебедянского уезда. Молодые годы его совпали со временем начинавшихся огромных европейских войн, представлявших для тех, кого щадила смерть, обширное поприще для отличий. Поручиком тринадцатого егерского полка Красовский, в 1804 году, совершил уже плавание из Одессы в Корфу и Неаполь с черноморской эскадрой, имевшей назначение вытеснить оттуда французов и затем идти в Северную Италию. Аустерлицкий разгром помешал осуществлению этой мысли, и эскадра вернулась в Корфу. Но во время обратного плавания, около Мессины, фрегат, на котором находился Красовский, сел на мель и был разбит волнами; страшная опасность грозила экипажу, и только благодаря присутствию духа и необыкновенной для начинающего жить юноши распорядительности Красовского команда его спаслась от гибели. Это было первое служебное отличие молодого человека, давшее ему первую награду – орден св. Анны 4-ой степени на шпагу.

На следующий год черноморская эскадра ходила из Корфу в Каттарский залив, на помощь к черногорцам, и высадила десант около Старой Рагузы. В этой экспедиции был опять и Красовский. Действуя против французов вместе с черногорцами, он участвовал во взятии укрепленных высот Баргарта и в осаде Рагузы, а в 1807 году был в Герцеговине, при обложении крепости Никшич. Военная школа, пройденная Красовским в сообществе таких людей, как обитатели Черной Горы, не могла не обнаружить громадного влияния на всю его последущую боевую деятельность; от них заимствовал он ледяное спокойствие в опасности, неукротимый пыл во время атаки и те своеобразные приемы войны, которые могли быть создана только людьми, приученными к войне всей обстановкой своей обыденной жизни, почти не опускавшими меча с конца XIV века, с того момента, как Сербское царство погибло на Косовом поле.

Когда французы ушли из Черногории, тринадцатый егерский полк был перевезен в Венецию, а оттуда, уже сухим путем, отправлен в состав Молдавской армии, действовавшей под начальством старого фельдмаршала князя Прозоровского. Известны обстоятельства Неудачной кампании, ведомой старым фельдмаршалом. Полку, в котором служил Красовский, на первых же порах пришлось испытать рядом с славными делами и тяжелые неудачи. Он прибыл на Дунай весной 1809 года, в то время, когда русская армия выступала к Браилову. На первом переходе, как рассказывает Красовский, ночью застигла войска ужасная буря с вихрем, грозой и проливным дождем. В неизмеримых степях колонны сбились с дороги и только к утру малыми частями и с разных сторон стали собираться на Рымнике. Во всех этих местах, нужно сказать, водилось тогда множество зайцев, они стадами выскакивали из-под ног солдат и, при общем крике и улюлюканьи, метались в середине войск, так что солдаты ловили их за уши. В этом приятном занятии никто не заметил, как наехал грозный фельдмаршал. Разгневанный и без того ночной путаницей в войсках, он, при виде этой заячьей травли, окончательно вышел из себя, разбранил солдат, а вечером отдал свой замечательный приказ, начинавшийся словами: “К крайнему сожалению и к моему удивлению, вверенная мне российская армия до такой степени ослабела в дисциплине, что и малейший зверь, каков есть заяц, производит в ней беспорядок”...

Дальнейший переход от Рымника совершался уже в боевом порядке. Фельдмаршал ехал вместе с войсками и сам смотрел за точным соблюдением равнения и интервалом между каре. Марш, конечно, от этого замедлялся, и солдаты, томимые зноем и пылью, приходили в совершенное изнурение.

6 апреля, вечером, войска остановились в четырех верстах от Браилова. Сильная крепость была искусно заминирована и требовала правильной осады, но фельдмаршал торопился с ее покорением, и в ночь на 9 апреля назначен был штурм. Ночь случилась тогда необыкновенно темная, не позволявшая сохранить в штурмующих войсках хоть какой-нибудь порядок. Некоторые полки потеряли дорогу и, наткнувшись в темноте на какую-то глубокую рытвину, приняли ее за крепостной ров и закричали “ура!”. Из крепости тотчас открыли сильнейший огонь. И между тем, как одни русские колонны, бесцельно губя людей, блуждали под градом летевших на них снарядов, другие сражались уже на валах и, никем не поддерживаемые, гибли в бесполезных усилиях ворваться в крепость. Взошедшее солнце осветило страшную картину поражения русских войск. Тринадцатый егерский полк, в котором Красовский командовал гренадерской ротой, был из числа наиболее пострадавших на приступе: из целого полка возвратилось назад только двести человек, под командой четырех офицеров, в числе которых был и Красовский. Сюртук и фуражка его были прострелены; рядом с ним пуля поразила в голову и будущего фельдмаршала, тогда еще штабс-капитана, Паскевича, командовавшего в том же полку стрелковой цепью.

Известие о громадных потерях в войсках, ходивших на приступ, глубоко опечалило больного фельдмаршала. Очевидцы говорят, что он во время самого боя сидел на кургане и, глядя на гибель храбрых солдат, обливался слезами. “И хотя Михайло Илларионович (Кутузов) и порывался утешить меня тем, что под Аустерлицем было хуже, но это не послужило для меня отрадой”...– так говорил в приказе по армии сам старый Прозоровский,– полководец, знаменитый, по словам Ермолова, своей долговечностью.

С возобновлением военных действий в следующем году, Красовский, во главе охотников, первым переплыл через Дунай и овладел редутом, прикрывавшим Туртукайскую крепость. Этот подвиг доставил ему орден св. Георгия 4-ой степени, и вместе с тем обратил на него внимание одного из лучших генералов молдавской армии, Засса, который и взял его к себе дежурным штаб-офицером. В этом звании Красовский находился при нем и во время Рущукского штурма. Когда войска, после геройских усилий, вынуждены были, наконец, начать отступление от крепости, Засс отправил Красовского доложить об этом главнокомандующему графу Каменскому. Вместе с Красовскин поехал и генерал-майор граф Сивере, колонна которого почти вся легла на валах Рущука. Каменский с нескрываемым гневом выслушал от них донесение. “Ваша резервная колонна,– сказал он Сиверсу,– еще не была на приступе. Поведите ее сами, покажите пример,– и вы возьмете крепость!” Отважный и пылкий Сивере, не сказав ни слова, сел на коня и, подъехав к резервной колонне, повел ее на приступ. Вместе с ним пошел и Красовский. На самом гребне гласиса Сивере упал, пораженный четырьмя турецкими пулями; и солдаты его рассеялись. Среди всеобщей суматохи, Красовский остался один около раненого графа и вынес его, с опасностью для жизни, на брешь-батарею, где этот молодой, любимый всеми генерал и скончался на его руках. Явившись опять к главнокомандующему с этим печальным известием, Красовский был осыпан ничем не заслуженными упреками. “Я уверен,– сказал ему наконец Каменский,– что в числе лежавших на валу, большая часть здоровых, которые только не хотят броситься в крепость”. Красовский отвечал, что на валу только мертвые. Главнокомандующий отправил тогда своего адъютанта удостовериться, правда ли это. Но смотреть, конечно, было нечего, истина сама бросалась в глаза: все поле покрыто было бегущими солдатами, а на валах по-прежнему чернели отдельными группами лежавшие люди... “Турки,– замечает в своих записках Красовский,– могли овладеть тогда не только всеми нашими батареями, но взять лагерь и даже самого главнокомандующего, если бы он не успел ускакать за Дунай”.

Прямым следствием неудачи рущукского боя было намерение верховного визиря скорее покончить с Сербией, где уже давно пылало народное восстание, и помогавший ей небольшой русский отряд графа Орурка, теперь, когда к берегам Моравы двигались громадные турецкие силы, был слишком незначителен; пришлось отправить туда целый корпус, по начальством храброго Засса. Засс взял с собой и Красовского.

В одном из самых первых дел, при взятии редута на острове Лом-Паланке, Красовский получил тяжелую рану в бок и должен был на некоторое время отказаться от участия в военных действиях. Между тем турки сами перешли Дунай и атаковали Засса. Выдержать особенно сильное нападение пало на долю Менгрельского полка, который был совершенно окружен турецкой конницей. Взрыв зарядного, ящика посреди одного из каре довершил расстройство полка,– и турки захватили орудия. Раненый Красовский сидел в это время на дрожках, при резервной колонне. К нему подъехал опечаленный Засс. “Если бы вы, Афанасий Иванович, были там,– сказал он ему,– этого с полком никогда бы не случилось... Но знаете,– прибавил он,– я полагаю, что ваше присутствие даже и теперь могло бы поправить дело”... “Я готов,– отвечал Красовский,– прикажите только посадить меня на лошадь. Появление Красовского перед расстроенным полком, действительно, вдохнуло в солдат новое мужество. Собравшись вокруг Красовского, полк бросился вперед,– орудия были возвращены... С этой минуты Красовский продолжал лечиться, уже не покидая службы, и принимал деятельное участие в походе за Дунай, в отряде графа Воронцова, который отдал в его командование сербскую дружину, прибывшую из Неготина с известным воеводой Велько Петровичем.

Как известно, этот Велько, природный серб, находился долгое время в числе телохранителей виддинского паши; но когда Георгий Черный поднял в Сербии знамя восстания за независимость, Велько убил пашу, и, явившись с его головой в Сербию, стал славным гайдамаком, о котором ходили в народе целые легенды. Множество рассказов о его сверхъестественной силе и чародействе, охранявшем его от вражеских пуль, сделали имя его грозой и ужасом турок. При одном крике: “Гайдук Велько!” – целые турецкие деревни обращались в бегство. Признательный Георгий сделал его воеводой, и Велько до самой смерти воевал с турками.

С этим-то отрядом Велько Петровича Красовский действовал по большим дорогам, из Виддина к Софии. И если эти действия и не имели особенно важных последствий в чисто военном отношении, то они положили основание доброму братству между сербами и русскими. С другой стороны не оставались без влияния на общий ход военных действий в Сербии и такие подвиги, как уничтожение подвижных турецких колонн, захваты транспортов и разорение “кол”, небольших полевых укреплений; дела эти не вызывали громких реляций, но были дела удалые, славные, память о которых надолго осталась в преданиях сербов. Суровый Велько, до самой геройской смерти своей под стенами Неготина, любил вспоминать это доброе время, пережитое им с русскими братьями; он плакал, расставаясь с Красовским.

Целый ряд отличий, на Дунае и в Сербии, способствовал быстрому служебному возвышению Красовского. Начав турецкую войну никому не известным армейским поручиком, через три года он кончил ее уже полковником, с Георгием и Владимиром в петлице, с бриллиантовыми знаками Анны на шее и с золотой шпагой “За храбрость”.

1 января 1812 года он был назначен командиром четырнадцатого егерского полка и поступил в третью Западную армию, под начальство графа Тормасова. В отечественную войну Красовский встретился с французами в первый раз под Городечной. Вслед затем действуя в отряде графа Ламберта, он овладел местечком Новосвержем; без выстрела, с одними штыками, ворвался он на улицы города и заставил два батальона французов положить оружие. При этом ему достался в плен целый хор музыкантов чехов, принадлежавший к польскому полку Косецкого. Чехи эти служили по найму, и потому охотно согласились перейти на службу к егерям, с которыми вместе и дошли до Парижа.

В деле под Борисовым, когда атака русской пехоты на мостовое укрепление была отбита и граф Ламберт – ранен, Красовский принял начальство над всем авангардом, вторично штурмовал предмостный редут и занял Борисов. Наградой ему за этот подвиг был орден св. Георгия 3-го класса, а его полк получил надпись на кивера: “За отличие”.

За Вильной, под Молодечной, Красовский снова был ранен пулей в живот; но эта рана не помешала ему участвовать во всех важнейших делах 1813 и 1814 годов. За Лейпцигское сражение он произведен в генерал-майоры и получил в команду егерскую бригаду, полки: тринадцатый, в котором он начал свою службу, и четырнадцатый, с которым отличался в отечественную войну. С этой бригадой Красовский бился под Краоном и Реймсом и заслужил золотую шпагу, осыпанную алмазами.

Наконец, последним подвигом его в эпоху наполеоновских войн было взятие деревни Лавалет, под самыми стенами Парижа. В этот памятный день, 13 марта, Красовский, оставленный в резерве, готовил свою бригаду к смотру фельдмаршала Блюхера. Полки уже были выравнены, как вдруг получен был приказ, вместо смотра, идти на батареи, стоявшие у Лавалета. В полной парадной форме, с распущенными знаменами и музыкой спустилась бригада с высот в виду императора Александра, долго любовавшегося ее стройным движением, и Лавалет был взят. Государь послал тогда Красовскому анненскую ленту.

По заключении мира Красовский одно время командовал бригадой в третьей гренадерской дивизии, потом несколько лет состоял по армии, и, наконец, в 1823 году, назначен начальником штаба четвертого пехотного корпуса. В день коронаций императора Николая Павловича он произведен в генерал-лейтенанты, и вслед затем получил в командование двадцатую пехотную дивизию, шедшую тогда по случаю персидской войны в Грузию, Красовский догнал свою дивизию уже на походе, за Алазанью, и вместе с ней участвовал в военных действиях против джаро-белоканских лезгин осенью 1826 года.

На Кавказ Красовский приехал уже с предвзятыми идеями против Ермолова, открытым противником его, как полководца и представителя особой системы воспитания войск; он более всего и хлопотал о том, чтобы его дивизия не заразилась “ермоловским духом”, как тогда говорили. Но это был искренний и убежденный противник, чуждый интригам, не завистливый к славе других и пользовавшийся сам редкой любовью своих подчиненных.

Проведя всю зиму в джаро-белоканских аулах, Красовский, по настоянию Дибича, занял должность начальника корпусного штаба в тот момент, когда Ермолов сменялся Паскевичем. Но сойтись с Паскевичем Красовскому оказалось еще труднее: размолвки между ними начались с первых же дней и в конце концов заставили Красовского удалиться с Кавказа. Этот эпизод настолько характерен и рисует личность Паскевича такими крупными и яркими чертами, что обойти его молчанием нельзя.

В своих еще неизданных записках Красовский рассказывает следующее. Приняв должность начальника штаба почти накануне открытия военных действий, он нашел дела крайне запущенными и должен был трудиться день и ночь, так что “часто не имел в сутки даже двух часов отдыха”.

Паскевич видел эти труды и не раз говорил барону Розену и Остен-Сакену, друзьям Красовского, что в трудном положении своем считает особенным счастьем иметь такого помощника, а самого Красовского просил всегда и откровенно высказывать ему свои мнения.

Но Паскевич принадлежал к числу тех, кто не выносит около себя никаких независимых суждений, кто за каждым самостоятельным и громко выраженным мнением способен заподозрить стремление играть первенствующую роль, обнаружить влияние и даже заслонить собой заслуги начальника. И в первый же раз, как только Красовский позволил себе высказать свое мнение, Паскевич вспылил и осыпал его ничем не вызванными упреками. “Я знаю, сударь,– кричал он,– что вы желаете, чтобы все делалось по-вашему! Но вы ошибаетесь,– со мной этого не будет!” Красовский взглянул на эту выходку как на минутную вспышку начальника, однако же сделался осторожней. И тем не менее каждый день стал приносить ему новые неудовольствия,– Паскевич, раз заподозривший человека, не способен уже был отрешиться от такого предубеждения. “Ежели бы объяснять здесь все,– говорит Красовский в своих записках,– что мне приходилось выслушивать, и причины, побуждавшие к тому,– то сие было бы бесконечно”. Особенно рельефно обрисовывается личность Паскевича в двух-трех случаях.

Однажды Красовский докладывал ему донесение генерала Краббе. Тот писал, что на дороге между Баку и Зардобом, где должна была производиться сухопутная доставка провианта, есть много таких станций, близ которых, в знойное время года, трава совершенно выгорает; а потому он испрашивал разрешения заготовить там сено для продовольствия транспортов. Паскевич перебил доклад словами: “Вздор! Все это затевается, вероятно, только из корыстных видов”. Красовский просил разрешения собрать предварительно необходимые сведения. В тот же вечер, в присутствии корпусного интенданта Жуковского, он снова докладывал Паскевичу, что донесения Краббе совершенно основательны. В это время в комнату вошел известный интриган переводчик Карганов, и Паскевич обратился к нему с вопросом: бывает ли во время лета подножный корм на дороге от Баку до Зардоба? Карганов отвечал утвердительно. Тогда Паскевич резко сказал начальнику штаба: “Вот, сударь, видите, что мне самому надо узнавать истину”. Красовский сдержался; но когда Караганов вышел, он просил Паскевича не становить его на одну доску с каким-то Каргановым. Паскевич вышел из себя. “Вы, сударь, обижаетесь! – кричал он.– Извольте, я вам даю сатисфакцию, сейчас, здесь же, в этой комнате, на три шага!..” Красовский, которого, как он выражается сам, “многие опыты научили быть терпеливым”, просил его успокоиться и вспомнить, что он, со своей стороны, не подал ни малейшего повода, чтобы до такой степени можно было против него забыться. Между тем для разъяснения истины был призван человек, хорошо знавший Ширванскую провинцию, именно, тифлисский купец, занимавшийся постоянной торговлей в Ширвани, и тот объяснил, что есть две дороги от Баку до Зардоба,– одна через горы, вьючная, на которой летом недостатка в подножных кормах не случается, а другая, арбяная, около Куры, и что на этой последней есть много таких мест, где на большом протяжении трава совершенно выгорает. Об этой-то, дороге только и мог писать Краббе, потому что по вьючной транспорты двигаться не могли.

После этой сцены Красовский решил отказаться от должности начальника корпусного штаба; но Дибич, уезжавший тогда с Кавказа, уговорил его остаться до прибытия русских войск под Эривань, когда ему будет разрешено вступить по-прежнему в командование двадцатой дивизией. И Красовский остался.

Но те немногие дни, которые прошли до прибытия под Эривань, были полны для Красовского неприятных столкновений с Паскевичем.

Ни одно мнение его, как бы оно основательно не было, не проходило, и нередко, не выслушав его до половины, Паскевич говорил: “Вздор!”. Случилось, например, что на походе, в Джелал-Оглы, полковник Фридерикс, только что принявший полк от Муравьева, просил Красовского доложить Паскевичу, что он не видел еще батальона, находившегося в отряде Бенкендорфа, а потому просил позволения съездить туда с первой оказией. Красовский докладывал об этом в присутствии посторонних лиц и получил в ответ: “Вздор!” Но в ту же минуту вошел полковник Муравьев с той же просьбой, и Паскевич сказал ему: “Очень хорошо, пусть едет!”

Через день после этого, Красовский приехал с Безобдала, где пробыл целый день под проливным дождем, стараясь “все возможное придумывать и устраивать к скорейшему движению транспортов”. Он докладывал Паскевичу, с каким затруднением и медленностью, при всех усилиях и общем усердии, идут транспорты. В ответ на это Паскевич сказал: “Это оттого, что я болен и сам не могу там быть, а те, кого посылаю, не хотят мне помогать; в прошлом году, в Карабаге, при мне были одни прапорщики, и дела шли успешно”.

Мелочная мстительность Паскевича дошла наконец до границ невозможного. Будучи в Эчмиадзине, он приказал известному художнику Машкову, сопровождавшему действующий корпус, написать картину “Торжественная встреча русских войск архиепископом Нерсесом” и указал те лица, которые должны были быть помещены на ней. Красовский из этого числа был исключен, “даже в ущерб исторической правде”, так как, в действительности, по звании начальника корпусного штаба, он был одним из первых лиц, окружавших в тот момент главнокомандующего.

В Эчмиадзине Красовский сдал наконец свою должность полковнику Муравьеву и по-прежнему вступил в командование своей двадцатой пехотной дивизией.


Фото:
Генералы Наполеоновских войн
Генералы Наполеоновских войн 483724975красовский.jpg [ 43.32 Кб | Просмотров: 850 ]
Генералы Наполеоновских войн
Генералы Наполеоновских войн p30(6)красовский.jpg [ 61.98 Кб | Просмотров: 850 ]
30 июн 2013, 15:22
Профиль

Зарегистрирован: 13 май 2012, 09:23
Сообщения: 6125
Сообщение Re: Генералы Наполеоновских войн
Прекрасные биографии.Это настоящие дворяне, которые считали службу Родине превыше всего.Потом ,пришедшие им на смену предпочитали прожигать отцовские состояния а не служить Родине.


30 июн 2013, 20:06
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 10 ноя 2010, 13:06
Сообщения: 6479
Откуда: Баку .
Сообщение Re: Генералы Наполеоновских войн
Михаил Николаевич Рылеев (1771 – 1831), генерал-лейтенант . 1генерал-лейтенант; происходил из дворян Костромской губернии, Галицкого уезда, и родился в 1771 году; обучившись дома по-российски, по-немецки и по-французски (как упомянуто в его формуляре), он был зачислен, имея 13 лет, в военную службу, 2-го января 1785 г., в л.-гв. Конный полк и 4-го числа того же месяца произведен был в вахмистры. В этом полку он прослужил до 1-го января 1794 года, когда был выпущен из гвардии капитаном армии, а затем, февраля 1-го того же года, зачислен был в Московский гренадерский полк, а из оного переведен в Сибирский гренадерский полк (1-го февраля 1796 года). В означенном Сибирском полку Р. был произведен в майоры 3-го ноября 1799 г. и пребывал вместе с полком по квартирам в Польше, в Очакове (в 1797 году) и в Одессе (в 1798 и 1800 годах), находясь в 1799 г. в Волынской губ., а затем в 1801—1804 годах стоял в Николаеве. Возникшая война с Франциею побудила, в конце 1804 года, перевезти Сибирский полк на судах Черноморского флота по Черному морю, а также по Мраморному и Средиземному, на Ионические острова, состоявшие в то время под верховным владычеством турок и под покровительством России, которая содержала там свою эскадру и занимала острова своими гарнизонами. В начале 1805 г. Сибирский полк пребывал в Корфу, под общим главным начальством генерала Анрепа. По объявлении Россиею, Англиею и Австриею войны Франции в 1805 году, войска под начальством Анрепа были перевезены в Италию для изгнания французов. Они прибыли 7-го ноября в Неаполь, двинулись к Риму, но близ Гаэты получили приказание часть войск отправить опять для защиты Ионических островов, а другую, в том числе и Сибирский полк, направить в Черноморские гавани. В 1806 г. в марте месяце Сибирский полк прибыл в Одесу и вскоре, 27-го апреля 1806 г., Рылеев был произведен и подполковники. В том же году Сибирский полк был включен в состав 11-й пехотной дивизии, которая, при начале военных действий с Турциею в 1806 году, под начальством генерала Милорадовича, перейдя Днестр у г. Могилева, двинулись далее, на Бырлад и Рымник к Бухаресту, который после небольшого сражения и был занят нашими войсками 13-го декабря 1806 г. Главнокомандующий нашими войсками, действовавшими против турок на Дунае, генерал И. И. Михельсон имел намерение овладеть Измаилом и, чтобы лишить турок возможности доставить подкрепления этой важной крепости, выслал отряд графа Каменского к Браилову, а генерала Милорадовича — к Журже. Последний на пути своем имел упорное сражение с турками 5—6-го марта 1807 г. при Турбате, близ Журжи. Затем было получено известие о наступлении из Журжи Турецкой армии под начальством Мустафы Байрактара, а также из Силистрии к Бухаресту — под предводительством верховного визиря Ибрагима-паши, подходившего уже к м. Обилешти. Милорадович двинулся на Ибрагима-пашу двумя колоннами, причем во второй, под начальством генерал-майора Бахметева, находился и Сибирский полк. 2-го июня при Обилештах произошло сражение, продолжавшееся с 7-ми часов утра до 2-х ч. дня; раздраженные солдаты "не давали пардону" — говорится в реляции. При этом Рылеев 1-й удостоился получения, за храбрость свою, ордена св. Владимира 4 ст. с бантом. Милорадович, дав войскам отдых, поспешно двинулся к Бухаресту, имея в виду, что Мустафа Байрактар спешит занять Бухарест, в котором было очень мало наших войск. Это, однако, ему не удалось, потому что Милорадович был 3-го июля уже под Бухарестом. Вскоре, 12-го августа 1807 г., было заключено с турками перемирие в Слободзее, продолжавшееся и весь 1808 год. Сибирский полк в это время стоял спокойно сперва в Бухаресте, а также в Сентештах. Тем временем скончался Михельсон, и прибывший в марте 1808 года новый главнокомандующий, князь А. А. Прозоровский (вскоре также скончавшийся — 9-го августа 1809 года) намеревался начать военные действия против Журжи. Рылеев же в это время, за болезнью, был переведен, 4-го мая 1808 года, в Ахтиарский гарнизонный батальон, в котором и пробыл до 30-го декабря 1808 года, когда был переведен в Бутырский пехотный полк, а затем назначен, 1-го января 1810 г., полковым командиром Смоленского пехотного полка, во главе которого принял вновь участие в делах с турками. Он находился сначала в Болгарии, за Дунаем, и вскоре принял участие в штурме крепости Базарджика, назначенном, по усмотрению нового главнокомандующего, молодого графа Ник. Мих. Каменского, на 22-е марта 1810 года. Смоленский полк входил в состав 3-й штурмовой колонны, находившейся под начальством ген. Войнова. В реляции о штурме упомянуто, что при штурме особенно отличился подполковник Рылеев 1-й, командовавший Смоленским полком: он был сперва отряжен к прикрытию подвижной батареи, а затем при самом штурме распоряжался батальоном с отличною храбростью и мужеством, поражая всюду на нас бросавшегося врага. — Рылеев за штурм Базарджика был награжден золотою шпагою с надписью "за храбрость" и получил вместе с другими особый золотой крест, выбитый по случаю взятия Базарджика. После этого Смоленский полк принял участие в обложении крепости Шумлы (в Балканских горах) и в поражении войск Юсуфа-паши 11, 12 и 26-го июня под стенами Шумлы. Особенно же отличился подполковник Рылеев при сильной вылазке, сделанной турками из Шумлы 23-го июля. Он, как говорилось в донесении, управляя своею частью с благоразумным распоряжением, многократно наносил гибель неприятелю, поражая его с неописанною храбростью повсюду, где он осмеливался показаться, чем немало содействовал к одержанию победы над войсками верховного визиря. За подобные отличия Рылеев был награжден орденом св. Анны 2-й степени. После взятия Шумлы Рылеев с полком был в поиске и открытии турок по дороге из Шумлы, при блокаде крепости Рущука и, наконец, 13-го октября, — при блокаде и взятии Никополя. После этого Смоленский полк был передвинут в Молдавию, в Яссы, где пробыл до февраля 1811 года, а Рылеев был вскоре произведен и полковники (30-го августа 1811 года).

До начала Отечественной войны 1812 г., Рылеев 1-й 29-го мая 1812 г. был назначен шефом Копорского пехотного полка, но, по причине скоро открывшихся военных действий, не отправился к месту назначения, а остался при 12-й пехотной дивизии, назначенный командиром 1-й ее бригады, состоявшей из полков Нарвского и Смоленского.

В начале Отечественной войны 1812 г. армия Багратиона должна была отступить от Волковыска на соединение с 1-й армиею, находившеюся под начальством Барклая-де-Толли. Французские войска, под начальством маршала Даву, предупредили ее на пути к Минску, что и побудило Багратиона двинуться на Несвиж, Бобруйск и Могилев. В Бобруйске 6-го июля он получил приказание двинуться на города Могилев и Оршу. Надеясь предупредить войска Даву в Могилеве и пробиться силою, Багратион выслал корпус Раевского, в состав которого входил и Смоленский полк, к Могилеву 7-го июля, а на другой день выслал и корпус Бороздина. 9-го июля Раевский достиг Старого Быхова и скоро оттеснил французов к Салтановке (Могилевской губ.), где Даву и стянул свои войска. 11-го числа Багратион приказал атаковать сильную позицию французов, но, несмотря на все усилия наших войск, оказалось невозможным ни обойти фланг французов, ни прорвать фронт их. Раевский приказал начать отступление к Дашковке, и затем вся армия Багратиона двинулась чрез Мстиславль на Смоленск, где и соединилась со 2-ю армиею. Донося о сражении при Салтановке, Раевский писал о Рылееве, что когда было приказано Смоленскому полку идти вперед в штыки, он с отличным присутствием духа бросясь с первыми рядами на неприятельскую колонну, подавал собою пример неустрашимости и опрокинул французов, причем был ранен картечью. За это дело Рылеев был произведен, 11-го июля 1812 г., в генерал-майоры, причем Император Александр I велел считать старшинство со дня оказанного им отличия.
В деле при Салтановке Рылеев был довольно тяжело ранен картечью навылет в плюсну левой ноги, что побудило его, для лечения раны, докинуть на полтора года действующую армию, к которой он мог снова присоединиться только в 1813 году, когда наши войска, после битвы под Лейпцигом 4—6-го октября 1813 г., двигались уже к берегам Рейна. Маршал Сен-Сир, упорно оборонявший город и крепость Дрезден, столицу Саксонии, принужден был сдаться на капитуляцию в конце 1813 г., после чего генерал-губернатором Саксонии был назначен князь Н. Г. Репнин, а военно-областным начальником 3-го округа и комендантом города Дрездена был назначен генерал M. H. Рылеев 1-й, отправлявший эту обязанность до заключения первого Парижского мира 18-го (30-го) мая 1814 года, после чего возвратился в Россию. Скорое появление Наполеона с острова Эльбы во Францию 22-го февраля (6-го марта) 1815 года побудило Императора Александра І снова направить некоторые свои войска в пределы Франции, в том числе и Рылеева 1-го, командовавшего уже, с 25-го мая 1815 года, 25-ю пехотною дивизиею во 2-м корпусе. Он совершил поход из России до города Байрейта в Баварии, когда было получено известие о поражении Наполеона при Ватерлоо 10-го (22-го) июня 1815 года и отречении его от престола Франции 13-го (25-го) июня, а затем и о заключении второго Парижского мира 8-го (20-го) ноября 1815 г. После этого M. H. Рылеев 1-й возвратился вместе с нашими войсками в отечество и вскоре был назначен (22-го июня 1818 г.) командиром 2-й бригады 13-й пехотной дивизии и за Высочайший смотр при городе Тирасполе в 1818 г. удостоился Монаршего благоволения, причем ему пожалована была аренда на 12 лет, считая с 1820 года, в Лифляндской губернии, а также орден св. Георгия 4-й степени за 25 лет службы ( 15-го февраля 1819 года). После Парижского мира 1815 г. возобновились учреждения военных поселений, начатые еще в 1811 году водворением одного батальона Елецкого пехотного полка в Могилевской губернии. Теперь, с 1816 года, последовательно водворялись третьи батальоны различных дивизий. Рылеев 1-й был назначен сперва бригадным командиром третьих поселенных батальонов 7, 8 и 9-й пехотных дивизий с 1820 г., а затем таковым же командиром батальонов 16, 18 и 19-й пехотных дивизий с 15-го октября 1823 г., причем за отличие по службе удостоился получить в вечное владение в Бессарабской области 3000 десятин земли. После этого, удостоившись не раз монаршего благоволения за смотры в 1820, 1822 и 1823 годах, Рылеев 1-й 9-го мая 1824 года был назначен отрядным командиром поселенных войск, расположенных в Могилевской губернии. За отличие по службе он был затем произведен, 19-го марта 1826 года, в генерал-лейтенанты, 22-го августа 1826 г. награжден был орденом св. Анны 1-й ст., а чрез 2½ года после этого (22-го марта 1829 г.) был назначен комендантом в Новгород и в этой почетной должности скончался 8-го июня 1833 (или 1831?) г. (исключен из списков в приказе 28-го июня).

И. Н. Рылеев в начале 1811 года вступил в брак с дочерью генерала Говорова — Мариею Ивановною и оставил после себя двух сыновей (Ивана и Михаила) и четырех дочерей (Екатерину, Елизавету, Наталью и Аделаиду).
Поэт-декабрист Кондратий Рылеев приходится ему двоюродным племянником.

Добавлено спустя 11 минут 37 секунд:
Сын: Александр Михайлович Рылеев — комендант Императорской главной квартиры. smile_15


Фото:
Генералы Наполеоновских войн
Генералы Наполеоновских войн 499929809рылеев.jpg [ 42.65 Кб | Просмотров: 826 ]


Последний раз редактировалось alex81 30 июн 2013, 20:51, всего редактировалось 1 раз.

30 июн 2013, 20:30
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 06 янв 2012, 00:18
Сообщения: 10709
Откуда: Ростов-на-Дону
Сообщение Re: Генералы Наполеоновских войн
Продолжай, Алекс.


30 июн 2013, 20:45
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 10 ноя 2010, 13:06
Сообщения: 6479
Откуда: Баку .
Сообщение Re: Генералы Наполеоновских войн
Александр Николаевич Рылеев (1778 – 1840), российский командир эпохи наполеоновских войн, генерал-майор. 1 — генерал-майор; происходил из древнего Тверского рода; по десятням 1650 г., в числе городовых дворян г. Торжка Тверской губернии числился Василий Баранов с. Рылеев, владевший 300 четями и земля, в новиках же в том же году упоминается Никита Иванович Рылеев, родственные отношения которого к будущему Петербургскому обер-полицеймейстеру, носившему то же самое имя и отчество, не установлены. Позднее, в царствование Императрицы Анны Иоанновны, в деле о предании суду в 1728 г. капитана Пырского, поступившего в противность данной ему инструкции при сопровождении в ссылку в Раненбург князя А. Д. Меншикова, упоминается гвардии солдат Карп Рылеев. Многим позднее встречается Александр Николаевич Рылеев, дворянин Казанской губернии, владевший лично (его родители имения недвижимого не имели) имением в уездах Тетюшском, Цывильском и Чебоксарском, из 150 душ. Он родился в 1778 году и после домашнего обучения поступил, 24-го мая 1794 года, в военную службу сержантом в л.-гв. Преображенский полк, в котором служил весьма недолго и был переведен в 1797 году в учрежденный Императрицею Екатериною в 1762 г. Кавалергардский корпус, с переименованием в унтер-офицеры. Император Павел еще в августе 1797 возымел мысль не то сократить численность кавалергардов, не то вовсе уничтожить Кавалергардский полк; мысль эта еще усиливалась тем, что начальник их в то время, маркиз д'Отишан, слишком резко расходился с вошедшими в силу Гатчинцами, особенно с бароном Аракчеевым, и неоднократно утруждал Государя своими предположениями, в которых старался доказать, что можно управлять людьми и не прибегая к палке. Наконец, 5-го сентября 1797 г. при народе состоялся Высочайший приказ о сокращении штатов Кавалергардского полка, а затем Император 19-го октября выразил желание не иметь никаких кавалергардов, после чего, 1-го декабря 1797 г., Кавалергардский полк фактически прекратил свое существование; офицерам полка предоставлялось выйти в отставку или перейти тем же чином в Конную гвардию или в лейб-гусары; унтер-офицерам — перейти тем же званием в полк, откуда поступили в кавалергарды, или выйти в отставку с чином гвардии корнета или же коллежским юнкером в гражданскую службу. На этом основании А. H. Рылеев был переведен по своему желанию в лейб-гвардии Гусарский полк и в скором времени, 10-го сентября 1798 года, произведен был в корнеты. Продолжая службу в полку, он был последовательно произведен в поручики (9-го декабря 1801 года), штабс-ротмистры (31-го марта 1803 г.) и ротмистры (15-го января 1805 года). Наступившая вскоре война Франции с Австриею, причем Россия явилась на помощь Австрии на основании союзного договора 25-го октября (6-го ноября) 1804 года, доставила Рылееву случай, вместе с гвардейским корпусом, принять участие в единственном замечательном, но бедственном для нас сражении этой кампании, — именно при Аустерлице, близ Ольмюца, 20-го ноября (2-го декабря) 1805 г., причем он за отличие удостоился Всемилостивейшей награды орденом св. Анны 3 класса (что ныне 4-й). Вскоре было заключено, 22 ноября (4-го декабря) 1805 г. перемирие обеих воюющих сторон, и наша гвардия, а в том числе л.-гв. Гусарский полк, немедленно возвратилась в Петербург в начале 1800 г., и А. Н. Рылеев 27-го июля того же года был, по болезни, уволен от службы с награждением чином полковника. В отставке он пробыл менее двух лет и вступил вновь на службу с прежним чином подполковника в Павлоградский гусарский полк (27-го февраля 1808 года) и, продолжая службу в этом полку, был командирован в 1809 г. с двумя эскадронами для усмирения крестьян в местечке Меличицах (на границе Гродненской губернии Брест-Литовского уезда), восставших против своего владельца Цукербекера. Своими благоразумными, спокойными распоряжениями Рылеев восстановил порядок. Затем в 1810 г. он был командирован в Ровенское и Чудновское рекрутское депо для надзора за обучением рекрут и успел довести всех рекрут до знания кавалерийской службы, надлежащей выправки и притом без малейшей убыли в людях.

Произведенный 30-го августа 1811 года в полковники, А. H. Рылеев 2-ой во время Отечественной войны 1812 г. состоял в распоряжении Инспектора всей кавалерии Цесаревича Константина Павловича и был командирован сперва для осмотра рекрутских депо: Азовского, Бахмутского, Изюмского, Павлоградского, Таганрогского и Чигиринского и для выбора из них в кавалерию оставшихся по болезням рекрут, а затем был послан для сформирования 8-и эскадронов гусар и драгун в Новороссийских рекрутских резервах, но в скором времени, в конце 1812 г., был вытребован в свой Павлоградский гусарский полк и присоединился к нему уже в то время, когда, после бедственной для Наполеона переправы через Березину, различные уцелевшие части его армии поспешно отступали, преследуемые нашими войсками. При этом для преследования Саксонско-Французских войск под командою генерала Ренье, а также Австрийских войск под начальством фельдмаршала Шварценберга, отходивших по направлению к Варшаве, были направлены наши войска под предводительством графа Милорадовича, скоро занявшего Варшаву — 26-го января (7-го февраля) 1813 г. Во время этого движения были военные действия под Картуг, Березою и Кобриным, причем А. Н. Рылеев 2, двигаясь Кобринскими болотами, заболел нервическими припадками, принудившими его оставить полк, к которому он снова примкнул, по выздоровлении своем, лишь в 1813 году, поступив под команду генерал-лейтенанта графа М. С. Воронцова, находившегося с корпусом при обложении и блокаде крепости и Магдебурга на р. Эльбе. При этом Рылеев с кавалериею, не раз переходя р. Эльбу, участвовал в разбитии неприятельских отрядов, шедших из Испании к Наполеону, а также во внезапных форсированных маршах, приводивших даже к стенам города Лейпцига. Рылеев скоро, вместе с другими русскими войсками, был послан на усиление войск Наследного Шведского Принца Бернадотта, стоявшего впереди Берлина, для охранения этого города от французских войск, наступавших под начальством маршала Удино, и принял участие в сражении при Гросс-Беерене 11-го (23-го) августа, в котором Удино был разбит и отступил к Виттенбергу. В этом сражении Рылеев с тремя казачьими полками был командирован к местечку Гребену и удерживал в дефиле целые сутки более 8000 неприятельских войск, шедших к Гросс-Беерену, а затем преследовал отступавших после сражения французов. Вскоре после этого Наследный Принц Шведский вознамерился атаковать маршала Нея, наступавшего также к Берлину; при этом последовало сражение при Денневице 25-го августа (6-го сентября) 1813 года, в котором Ней потерпел поражение и отступил в Торгау. Рылеев в этом деле прикрывал нашу артиллерию, много содействовавшую успеху дня, и был награжден орденом св. Владимира 4-й степени с бантом, а затем вскоре был произведен в генерал-майоры (15-го сентября 1813 года). При общем движении наших войск к Лейпцигу, в последовавшей известной битве под Лейпцигом 4—6-го октября, Рылеев был командирован с 2 эскадронами гусар и двумя орудиями конной артиллерии выбить французов из селения Таука, занятого им двумя сильными батальонами пехоты. Рылеев успешно исполнил это приказание, занял селение, преследовал отступавших французов картечными выстрелами и взял много пленных, за что и был награжден орденом св. Анны 2-го класса. После этого сражения Рылеев был командирован корпусным генералом бароном Винценгероде во Франкфурт на Одере для принятия 5-ти эскадронов кавалерийского резерва и 6-ти пехотных батальонов. Он доставил их в лучшем виде по собственному маршруту в город Бремен и, находясь под начальством графа M. C. Воронцова, принимал участие в делах против датчан и маршала Даву, вышедшего из Гамбурга по приказанию Наполеона, чтобы идти в Голландию, а также в обложении Гарбурга. Маршал Даву вскоре отступил за р. Билле, — и датские войска одни не в силах были противиться русским войскам. Воронцова и Строганова, а также войскам наследного Шведского Принца; поэтому Датское правительство 2-го (14) января 1814 г. заключило в Киле конвенцию, по которой отложилось от Наполеона, обязалось выставить против него 10000 чел. солдат и уступило Швеции королевство Норвежское, кроме островов Исландии и Фарер, получив в свою очередь остров Рюген и всю Шведскую Померанию. Войска русские под начальством графа Воронцова направились во Францию, причем Рылеев, командуя казаками, составлял авангард этого отряда. Он дошел до г. Ротеля, а затем вытеснил французов, укрывшихся в крепости Седане, и упорно удерживал каменный мост на р. Эн у Бери-о-бак 22-го февраля (6-го марта) 1814 года. После этого Рылеев принимал участие в известном сражении под Краоном, в котором войска Воронцова, числом около 18000 чел., упорно оборонялись против превосходных французских сил, под начальством самого Наполеона, нанесли ему огромный урон и отошли частью к Шавиньону, а частью по направлению к Лаону (Laons), где к 25-му февраля (9-го марта) собралась вся Прусская армия ген. Блюхера числом 40000 чел. Наполеон, имея около 36000 человек, а также и русские войска числом 60000 человек, атаковал союзников 26-го февраля, потерпел сильное поражение и отступил к Суассону. Рылеев, участвовавший и в этом сражении, был по окончании оного назначен Блюхером военным генерал-губернатором двух департаментов (Лаонского и Арденского) и отправлял эту обязанность до заключения известного первого мирного Парижского трактата 18-го (30-го) марта 1814 г. и вступления наших войск в Париж 19-го (31-го) марта. По условиям особой конвенции 11-го (23-го) апреля 1814 г. союзные войска обязывались выступить из Франции, ограниченной пределами 1792 г., по мере очищения Французскими войсками крепостей вне этих пределов и передаче ими большого числа орудий, огромных запасов, литейных дворов, кораблей и т. д. на сумму до 1200 миллионов франков. Пока все эти сдачи происходили, получено было известие, что в ночь с 22-го на 23-е февраля (6-го марта) 1815 года Наполеон покинул остров Эльбу, двинулся к Парижу, вступил без выстрела в Тюильрийский дворец, причем король Людовик ХVIII бежал в Лилль и т. д., после чего вскоре начались известные военные действия союзных держав против Наполеона, с намерением навсегда с ним покончить. После решительной победы при Ватерлоо 10-го (22-го) июня 1815 г. Наполеон вторично отказался от престола Франции — 13-го (25-го) июня; наши войска вторично вступили в Париж 29-го июля (10-го августа) и затем 8-го (20-го) ноября 1815 г. был подписан второй Парижский мир, по которому, сохраняя свои границы 1700 года, Франция обязывалась уплатить военную контрибуцию в 700 миллионов франков. В обеспечение этой уплаты и для сохранения спокойствия в стране войска союзников в количестве 150000 чел. должны были в продолжение пяти лет занимать 17 крепостей Франции в северо-восточных департаментах, под общим главным начальством английского полководца герцога Веллингтона; в состав этого войска вошел корпус графа M. С. Воронцова в числе 27000 человек с 84 орудиями, причем в этот корпус по назначению начальства был определен Рылеев 2-й. Во время пребывания во Франции он был назначен, 11-го октября 1815 года, состоящим при дивизионном начальнике 3-й драгунской дивизии, а позднее, 12-го декабря 1816 г., — командиром 1-й бригады 1-й драгунской дивизии.

Он пребывал в пределах Франции до возвращения упомянутого корпуса в отечество в 1818 году; вскоре после этого, по случаю паралича, лишившего его употребления языка, а также правой руки и ноги, Рылеев в 1818 году, 25-го июля, по Высочайшему повелению, был назначен состоящим по кавалерии, причем ему Высочайше пожаловано было 3000 десятин земли с сохранением получаемого по чину жалованья. Он пребывал в этом положении до 1829 годи и неоднократно назначался презусом (т. е. председателем) военно-судных комиссий, учреждаемых при С.-Петербургском Ордонанс-Гаузе для рассмотрения действий различных лиц, как-то провиантского казначея Иванова и прикосновенных к оному лиц — провиантских чиновников Рагозина, Матвеева, генерал-майора Ставицкого, состоящего по кавалерии генерал-мaйopa Баркова. Высочайшим приказом 3-го октября 1829 года Р. был уволен от службы вовсе; он скончался 25-го (или 28-го) мая 1840 года в Саратове.

Рылеев был женат два раза (1-м браком на Елизавете Михайловне, урожденной Осокиной) и от обоих браков имел сыновей Петра и Николая и дочерей Любовь и Анну, воспитывавшихся в Смольном монастыре и (от 2-го брака) дочь Александру.
Грозный для врагов на поле боя в мирной жизни генерал печально прославился как мучитель крепостных крестьян. В 1831 году за жестокое обращение с ними его имение в Казанской губернии поступило в опекунское управление, а А.Н. Рылееву был воспрещен въезд в столицу. В 1833 году появилось распоряжение царя о высылке генерала из
окрестностей Петербурга, где он проживал (в 1836 году переехал в Саратов).


Фото:
Генералы Наполеоновских войн
Генералы Наполеоновских войн 441рыло.jpg [ 29.49 Кб | Просмотров: 818 ]
Генералы Наполеоновских войн
Генералы Наполеоновских войн 600839233рылееввторой.jpg [ 41.33 Кб | Просмотров: 818 ]
30 июн 2013, 21:06
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 06 янв 2012, 00:18
Сообщения: 10709
Откуда: Ростов-на-Дону
Сообщение Re: Генералы Наполеоновских войн
Дааа, противоречивая личность... Давай следующего.


30 июн 2013, 21:09
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 10 ноя 2010, 13:06
Сообщения: 6479
Откуда: Баку .
Сообщение Re: Генералы Наполеоновских войн
Граф Иван Алексеевич Мусин-Пушкин (1783[1]—1836) — генерал-майор (1815), гофмейстер (1828) из рода Мусиных-Пушкиных. 1 Старший сын графа Алексея Ивановича Мусина-Пушкина и княжны Екатерины Алексеевны Волконской. Получил французское воспитание под присмотром эмигранта-иезуита. После выпуска из Пажеского корпуса, 5 апреля 1799 года был зачислен в лейб-гвардии Преображенский полк подпоручиком, с 1804 — камер-юнкер[2].

В 1812 году был во 2-й дружине петербургского ополчения. Участвовал в сражении под Полоцком и за отличие награждён золотой шпагой. Участвовал в сражениях под Чашниками, Смолянами, Студенкой, затем находился при преследовании отступавших французов. В 1813 году принимал участие в боевых действиях в Силезии, Пруссии и Саксонии. Отличился в сражениях под Бауценом, Герлицем, Дрезденом, Пирной и Лейпцигом. 6 мая 1814 года был назначен исполняющим должность дежурного генерала при Главной квартире 2-й армии.

В мае 1815 года стал генерал-майором и назначен командовать 2-й бригадой 14-й пехотной дивизии, затем, до 1826 года, состоял при начальнике 3-й пехотной дивизии.

После смерти отца в 1817 году, унаследовал, в том числе, родовое имение в Мологском уезде Ярославской губернии (сёла Иловна, Ветрено, Станово с деревнями и 2008 душ крепостных)[3] и имение Кобона в Новоладожском уезде Санкт-Петербургской губернии. Приметив художественное дарование крепостного Фёдора Солнцева, дал ему вольную.

28 января 1828 года перешёл на придворную службу в звании гофмейстера двора. Со всей его семьёй, жившей на Караванной улице, был знаком А. С. Пушкин; 9 августа 1832 года он беседовал в доме Мусина-Пушкина с испанским посланником Паэс де ла Кадена[4].

Умер от болезни легких и похоронен на Георгиевском кладбище в Санкт-Петербурге. По воспоминания современников граф Мусин-Пушкин был добродушным человеком, его характер был мягким и слабовольным, в жизни он любил комфорт и удобство. Долли Фикельмон находила его «довольно скучным и от всего сердца сочувствовала его жене»[
С 1817 года граф Мусин-Пушкин состоял во внебрачной связи с дочерью венденского купца Шарлоттой Карловной Блок (ум. 1824), похоронена на Волковом кладбище. Имели двух дочерей и сына, после смерти матери дети воспитывались у родственников[6]:
Любовь (1818—после 1874), воспитывалась в Екатерининском институте, с 1837 года жила в семье Э. К. Мусиной-Пушкиной, которая выдала её замуж за Василия Александровича Семёнова (ум. 1874), офицера лейб-гвардии Уланского полка. Семейная жизнь была несчастливой, дети умирали, а муж был игроком. Наследство в 50 000 руб., оставленное отцом, её брат граф Николай Иванович Мусин-Пушкин так ей и не выплатил. Средств не хватало, и супруги были вынуждены жить в костромской усадьбе Шамохта.
Софья
NN (1821—1822)

С 1822 года был женат на фрейлине княжне Марии Александровне Урусовой (1801—1853), племяннице сановника Д. П. Татищева, московской красавице, которой был увлечен Пушкин[7]. Овдовев, в 1838 году вышла замуж за князя А. М. Горчакова (1798—1883), будущего канцлера, который ради неё оставил пост советника посольства в Вене. В браке имели детей:
Екатерина (1823—1886) — замужем за графом Егором Александровичем Игельстремом (Игельштром) (1810—1890).
Алексей (1825—1879, Ницца) — гофмаршал, петербургский уездный предводитель дворянства; женат на фрейлине графине Любови Александровне Кушелевой-Безбородко (1833—1917), дочери А. Г. Кушелева—Безбородко.
Александр (1827—1903) — генерал от кавалерии, генерал-адъютант, командующий войсками Одесского военного округа.
Николай (1834—1881) — статский советник, секретарь «Общества поощрения художников», женат на графине Марии Федоровне Орловой-Денисовой (1838—1913), дочери Ф. В. Орлова-Денисова.
Владимир (1836—1886) — гвардии штаб-ротмистр в 1857 году; женат на Варваре Алексеевне Шереметевой (1832—1885), дочери декабриста А. В. Шереметева.

Добавлено спустя 1 минуту:
его младший брат погиб в заграничных походах smile_15 с портретом . Мусин-Пушкин Александр Алексеевич (1788-1813) – граф, русский офицер и литератор, младший брат генерал-майора Ивана Алексеевича Мусина-Пушкина (1783-1836). Родился в 1788 году в Санкт-Петербурге в семье графа Алексея Ивановича Мусина-Пушкина (1744-1817) и его супруги Екатерины Алексеевны Волконской (1754-1829). Получил отличное образование, знал пять языков и был членом Московского Общества Истории и Древностей Российских, с 29 сентября 1801 года служил в Московском архиве. В 1808-1809 годах в качестве волонтёра принимал участие в боевых действиях против турок, 15 мая 1812 года в чине коллежского асессора отправился в отпуск в Пятигорск, но после получения известий о вторжении в Россию Великой Армии (Grande Armee) возвратился в Москву. В ноябре 1812 года вступил в Ярославское ополчение в чине капитана и был зачислен в летучий казачий корпус атамана Матвея Ивановича Платова (1753-1818), участвовал в Саксонской кампании 1813 года, отличился в боях под Мариенвердером (Marienwerder), принимал участие в переговорах с губернатором Восточной Пруссии генералом Бюловым (Friedrich Wilhelm von Bulow) (1755-1816), вследствие которых пруссаки открыли русской армии путь на Варшаву и Берлин. 21 марта 1813 года смертельно ранен при взятии Лунебурга (Luneburg) и умер 24 марта 1813 года в возрасте 24 лет. Кавалер ордена Святой Анны 2-й степени. Его «Дневник», многочисленные стихотворения, переводы и исторические исследования погибли в Московском пожаре 1812 года, сохранился только напечатанный в 1804 году перевод «Речи Флавиана патриарха Антиохийского к греческому императору Феодосию», переизданный в 1813 году с биографией переводчика в предисловии. Портрет графа, написанный в 1810 году неизвестным художником, является частью экспозиции Рыбинского Государственного историко-художественного музея-заповедника.

Добавлено спустя 6 минут 22 секунды:
еще портрет его в детстве с сестрой . вот семья отца smile_15 Алексей Иванович был женат с 1781 года на княжне Екатерине Алексеевне, дочери генерал-майора князя Алексея Никитича Волконского. Подобно своему мужу, графиня была женщиной очень образованной и много читающей, к книгам относилась бережно и любовно. Екатерина Алексеевна — это тип большой светской барыни. Она была женщиной властной. После смерти мужа не выпускала из своих рук управление делами и землями. Екатерина Алексеевна любила свет и почти до самой смерти не могла себе отказать в светских развлечениях.
От этого брака у них было восемь детей; три сына и пять дочерей.
Мария Алексеевна (1781—1863), замужем за Алексеем Захаровичем Хитрово
Иван Алексеевич (1783—1836)
Наталья Алексеевна (1784—1829), с 1811 года — замужем за князем Дмитрием Михайловичем Волконским
Екатерина Алексеевна (1786—1870), муж — генерал-майор князь Василий Петрович Оболенский
Александр Алексеевич (1788—1812)
Софья Алексеевна (1792—1878), статс-дама, муж с 1820 года — князь Иван Леонтьевич Шаховской
Варвара Алексеевна (1796—1829), муж с 1823 года — обер-гофмейстер князь Николай Иванович Трубецкой
Владимир Алексеевич (1798—1854), жена — Э. К. Шернваль


Фото:
Генералы Наполеоновских войн
Генералы Наполеоновских войн 44122_foto1_03мусин пушкин.jpg [ 19.41 Кб | Просмотров: 814 ]
Генералы Наполеоновских войн
Генералы Наполеоновских войн 467px-Portret_Urusovoy жена.jpg [ 57.04 Кб | Просмотров: 814 ]
Генералы Наполеоновских войн
Генералы Наполеоновских войн -___1_~2.JPG [ 35.73 Кб | Просмотров: 814 ]
Генералы Наполеоновских войн
Генералы Наполеоновских войн wm_33544дети.jpg [ 64.92 Кб | Просмотров: 813 ]
30 июн 2013, 22:22
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 06 янв 2012, 00:18
Сообщения: 10709
Откуда: Ростов-на-Дону
Сообщение Re: Генералы Наполеоновских войн
Продолжай, Алекс.


01 июл 2013, 10:50
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 10 ноя 2010, 13:06
Сообщения: 6479
Откуда: Баку .
Сообщение Re: Генералы Наполеоновских войн
еще другая ветвь Мусиных-Пушкиных smile_15 Пётр Клавди́евич Му́син-Пу́шкин (1765 – 1834), российский командир эпохи наполеоновских войн, генерал-лейтенант. 1 Из дворян. В службу вступил пажом в 1778 г., пожалован в камер-пажи в 1785 г. 1 сентября 1787 г. был выпущен ротмистром в Сумской легкоконный полк.

В 1788-1789 гг. воевал с турками и был ранен пулей в голову при штурме Очакова. В 1792 г. сражался с польскими конфедератами и за отличия был награждён чинами премьер-майора и подполковника. 13 ноября 1797 г. получил чин полковника. 7 февраля 1799 г. произведён в генерал-майоры с назначением шефом Казанского кирасирского полка. До этого с 15 апреля 1798 г. был командиром Екатеринославского кирасирского полка.

11 марта 1799 г. уволен в отставку, но 30 октября вновь принят на службу с назначением командиром Павлоградского гусарского полка. 4 марта 1800 г. снова был отставлен.

Принят на службу 8 ноября 1800 г. с чином генерал-лейтенанта, но старшинство в чине было установлено наравне с генерал-майорами и в списках генералитета по старшинству (даже в 1812 г.) фамилия Мусина-Пушкина находилась среди генерал-майоров.

20 декабря 1800 г. он был назначен шефом Черниговского кирасирского (с 1801 г. драгунского) полка. С возвращением в полк шефом генерал-лейтенанта А.А.Эссена 29 марта 1801 г. Мусин-Пушкин стал полковым командиром и был им до 26 февраля 1803 г. 17 октября 1804 назначен шефом Таганрогского драгунского полка. Отличился, возглавляя отдельный отряд в боях на Кавказе с чеченцами в 1807 г. Командовал войсками Кавказской линии в 1810-1811 гг.

В 1812 г. командовал 24-й бригадой 8-й кавалерийской дивизии в составе кавалерийского корпуса К.О.Ламберта 3-й Резервной Обсервационной армии. Затем командовал резервной кавалерией корпуса генерала Ф.В.Остен-Сакена и возглавлял отдельный отряд, действовавший в герцогстве Варшавском. В 1813 г. находился при взятии Люблина и руководил блокадой Замостья, после чего был отправлен в Могилёв, а потом в Брест-Литовск для формирования резервных кавалерийских эскадронов. С 1814 г. состоял по кавалерии.

Вышел в отставку 16 декабря 1833 г. с мундиром и пенсионом полного жалованья.

Его дочь Екатерина (1816—1897) была фавориткой Николая I, в замужестве за С. В. Трубецким, и родила от императора дочь Софью Трубецкую.

Добавлено спустя 2 минуты 23 секунды:
его брат smile_15 Ива́н Клавди́евич Му́син-Пу́шкин (1781 – 1822), российский командир эпохи наполеоновских войн, генерал-майор. увы без портретов . Мусин-Пушкин (Мусин-Пушкин 2-й) Иван Клавдиевич (5.1.1783-1822; по др. данным, 1853), генерал-майор (1813). Из дворян. Брат П. К. Мусина-Пушкина. 2Из дворян Курской губернии. 15 января 1785 записан в лейб-гвардии Измайловский полк подпрапорщиком, на действительную службу поступил в этот же полк портупей-прапорщиком 2 января 1798 года и 8 сентября того же года получил чин прапорщика.

Будучи штабс-капитаном Измайловского полка, участвовал в 1805 году в Аустерлицкой битве, где был ранен пулей в правую ногу, но остался в строю и за мужество награжден золотой шпагой и капитанским чином, 5 октября 1806 года назначен адъютантом к Великому Князю Константину Павловичу.

В 1807 года принимал участие в сражениях под Гейльсбергом и Фридландом, где был тяжело контужен картечью в правое плечо, бок и бедро, за отличие награжден орденом Св. Владимира 4-й ст. с бантом. В полковники произведен 16 июня 1808 года с оставлением в адъютантах у Великого Князя. В 1810 году назначен командиром 1-го батальона Измайловском полка.

В начале 1812 года л.-гв. Измайловский полк, в котором служил Мусин-Пушкин, в составе 2-й бригады гвардейской пехотной дивизии входил в 5-й резервный (гвардейский) корпус 1-й Западной армии. Участвовал в сражении при Островне. В Бородинской битве после ранения командира Измайловского полка полковника М. Е. Храповицкого заступил на его место и командовал полком, пока сам не был контужен в грудь осколком гранаты; за храбрость получил орден Св. Владимира 3-й ст.

Вернулся в полк в феврале 1813 года и сражался с французами под Люценом, Бауценом и Рейхенбахом. После Плесвицкого перемирия находился в сражениях под Пирной, Петерсвальдом и Кульмом, где был контужен картечью в голову и 15 сентября 1813 года награждён чином генерал-майора. 28 сентября назначен шефом Витебского пехотного полка, с которым участвовал в Лейпцигском сражении, в декабре 1813 года находился при осаде Майнца.

В 1814 году за отличие в сражении под Бриенном получил в награду золотую шпагу с алмазами. Также сражался под Ла-Ротьером, Шампобером и Парижем, где был контужен в ногу излётным ядром. После окончания военных действий командовал 1-й бригадой 16-й и пехотной дивизии, участвовал в походе во Францию в 1815 году После возвращения в Россию вышел в отставку 25 декабря того же года по болезни от прежних ран.


01 июл 2013, 10:52
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 06 янв 2012, 00:18
Сообщения: 10709
Откуда: Ростов-на-Дону
Сообщение Re: Генералы Наполеоновских войн
Продолжай, Алекс.


01 июл 2013, 11:02
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 10 ноя 2010, 13:06
Сообщения: 6479
Откуда: Баку .
Сообщение Re: Генералы Наполеоновских войн
Константи́н Ма́ркович Полтора́цкий (30 мая 1782 — 15 марта 1858) — российский военный и государственный деятель; участник Наполеоновских войн (1805—1814), губернатор Ярославской губернии (1830—1842); генерал-лейтенант. 1Константин Маркович Полторацкий родился 21 мая 1782 г. в семье директора певческой капеллы М.Ф. Полторацкого, представителя знатного многочисленного рода, который был внесен в родословные книги Тверской, Калужской, Курской, Пензенской, Санкт-Петербургской и Тамбовской губерний.

В детстве К.М. Полторацкий был записан в лейб-гвардии Семеновский полк, в 16 лет был произведен в прапорщики. Шефом этого полка был наследник престола, будущий император Александр I. Полторацкий принимал участие в дворцовом перевороте 1801 г.: он заступил вне очереди на дежурство 10 марта, в ночь на 11 марта и днем караул под его командованием охранял спальню с телом убитого императора.

В 1804 г., в чине поручика, Полторацкий был назначен полковым адъютантом. За сражение при Аустерлице он получил орден св. Анны 4-й степени и чин штабс-капитана. Через два года, за отличие в сражении при Фридланде, он был награжден орденом Владимира 4-й степени и чином капитана, а в следующем году произведен в полковники. В 1810 г. Полторацкий был командирован в Молдавскую армию, где принимал участие в сражении при д. Батине, в 1811 г. участвовал в штурме Ловчи, за что был награжден золотой шпагой с надписью «За храбрость». В 1812 г. Полторацкий получил в командование сначала Нейшлотский пехотный, а потом Тифлисский пехотный полки. Перейдя из Молдавии в Сербию и командуя там отрядом, он в октябре выбил турок из селения Громады, за что был награжден орденом св. Владимира 3-й степени.

С началом Отечественной войны Полторацкий находился в действующей армии и за сражение 31-го июля при Городечне был награжден орденом св. Георгия 4-й степени и произведен в генерал-майоры. В 1813 г. ему было поручено командовать Нашебургским и Апшеронским полками. Находясь в армии, преследовавшей Наполеона, Полторацкий принимал участие в блокаде и взятии крепости Торна, за что получил орден св. Анны 2-й степени, украшенный алмазами.

За сражение под Лейпцигом Полторацкий получил орден св. Анны 1-й степени, Прусского Орла 2-й степени и шведский Военного Меча. В этом же году, за отличие, выказанное в сражении при местечке Бриен-ле-Шато, он получил прусский орден «За заслуги». Вскоре после этого, в сражении под Шампобером, после мужественной защиты, он был взят в плен Наполеоном. Вместе с ним попал в плен и его командир генерал Олсуфьев. А.И. Михайловский-Данилевский в книге «Описание похода во Францию в 1814 г.» изложил разговор Наполеона с К.М. Полторацким. Когда русский генерал сказал, что в сражении принимало участие 3600 человек, Наполеон не поверил: «Вздор! Не может быть! В вашем корпусе было, по крайней мере, 18000 человек», а затем сказал: «По чести, можно сказать, что одни русские умеют так жестоко драться». Полторацкий был отправлен в Париж, причем приказано было иметь за ним особенно бдительный надзор. Только после занятия Парижа русскими он был освобожден и снова вернулся в армию, где получил в командование бригаду.






По окончании войны Полторацкий со своей бригадой оставался в корпусе генерал-адъютанта графа Воронцова до 1818 г., когда возвратился в Москву. 18 августа 1818 года в Павловске Полторацкий женился на княжне Софье Борисовне Голицыной (15.04.1795—19.11.1871), дочери генерал-лейтенанта князя Б. А. Голицына; фрейлине высочайшего двора и кавалерственной даме ордена Св. Екатерины меньшего креста; за которой получил в приданое более 1000 душ крепостных в Козельском и Новоторжском уездах. По словам современницы, мадам Полторацкая была "определенно не красавица, но миловидна, разговаривала хорошо и учтиво, что уже было шармом"[2]. Умерла внезапно в Петербурге и была похоронена рядом с мужем. В браке имели одного сына:
Борис Константинович (9.01.1820—10.02.1850), ротмистр лейб-гвардии Гусарского полка, умер неженатым.
В 1830 г. К.М. Полторацкий был уволен в отставку с переименованием в тайные советники и в том же году был назначен Ярославским гражданским губернатором, а в 1834 г. был произведен в генерал-лейтенанты и назначен военным губернатором, а также управляющим гражданской частью Ярославской губернии. В этой должности он прослужил еще восемь лет и получил ордена св. Владимира 2-й степени и Белого Орла, а супруга его, за свою деятельность в качестве попечительницы различных благотворительных учреждений, была пожалована кавалерственной дамой ордена св. Екатерины. В 1842 г. К.М. Полторацкий вышел в отставку.

Село Грузины в Новоторжском уезде Тверской губернии перешло к К.М. Полторацкому по наследству после смерти матери (1822), А.А. Полторацкой.

Владимир Алексеевич Полторацкий, племянник К.М. Полторацкого, навестивший его в Грузинах, вспоминал: «Дядя на своем веку прожил громадные деньги, сначала при начале службы своей в Семеновском полку, потом во время Отечественной войны и в Париже, где, командуя бригадой в отряде Воронцова, он вошел в состав оккупационного нашего корпуса во Франции, а наконец впоследствии губернатором в Ярославле. Везде и всюду он известен был своею щедростью, гостеприимством и роскошью, а потому изрядно расстроил финансовые дела свои. У него были серьезные долги, его не мало беспокоившие, но этого доброго и радушного, старого века, барина утешало то, что при всех критических переворотах он сумел сохранить за собою родовое имение, заветное наследие матери своей, Агафоклеи Александровны».

Очень подробно описывает В.А.Полторацкий дом и усадьбу в Грузинах: «Усадьба поражала своей громадностью. Дом в Грузинах по масштабу и отделке мог назваться дворцом. Кроме огромной с хорами залы и знаменитой внизу галереи, в его трех этажах и двух смежных флигелях было до 120 комнат. Все хозяйственные постройки соответствовали главному дому. Конный двор вмещал до 250 лошадей. Скотный двор из жженого кирпича, как и конный, с черепичной крышей, отличной старинной выделки, вмещал в себе до 600 штук рогатого скота, крупного, независимо от отдельных помещений для мелкого. В таких же размерах обширные риги, оранжереи, теплицы, грунты, мастерские и проч. Церковь во имя Грузинской Божьей Матери напоминала скорее собор; крестьянские даже избы и те построены вдоль большой Старицкой дороги, из жженого кирпича с черепичными крышами. Кроме того, там находился еще каменный старинный винокуренный завод, в последнее время перестроенный и приспособленный к новой системе, со всеми вновь изобретенными аппаратами, ежегодно выкуривающий до 200 тысяч ведер спирта. Наконец, в довершение полноты усадьбы, перед господским домом сад, с роскошными цветниками, а за ним парк на 25 десятинах земли, с рекой, прудами, островами, мостиками, беседками, статуями и бесчисленными затеями».

Память о генерал-лейтенанте К.М. Полторацком была увековечена на нескольких мемориальных досках храма Христа Спасителя в Москве, построенного как памятник героям 1812 г. Портрет Полторацкого кисти Д. Дау находится в знаменитой Военной галерее Зимнего дворца в Санкт-Петербурге

Добавлено спустя 46 секунд:
Это о них, о поколении, «покрытых славою чудесного похода и вечной памятью двенадцатого года» с чувством глубочайшей признательности писал Александр Сергеевич Пушкин в стихотворении «Полководец».

Родителями будущего генерала были директор придворной певческой капеллы Екатерины II действительный статский советник Марк Федорович Полторацкий и Агафоклея Александровна (урожденная Шишкова).

Константин появился на свет 21 мая 1782 года в Санкт­Петербурге. По традициям своего времени двухлетним ребенком был записан в лейб­гвардейский Семеновский полк. А 16 лет от роду произведен в прапорщики. Прослужив в полку 12 лет, прошел все ступени служебной лестницы. Великий князь и наследник престола Александр Павлович, который был шефом Семеновского полка, особо отмечал усердие и воинский талант полкового адъютанта Полторацкого.

Судьба Константина Марковича весьма примечательна – он был не только свидетелем, но и участником многих знаменательных исторических событий. Известно, что 1801 год в истории нашего Отечества ознаменован государственным переворотом. В ночь с 10 на 11 марта был убит Павел I, российским императором стал Александр I. Мемуары Полторацкого свидетельствуют, что Константин Маркович был осведомлен о предстоящих событиях.

Судя по всему, дело было так: вечером 10 марта Полторацкий заступил в караул в Михайловском замке – резиденции Павла I. Караул под командованием Полторацкого охранял спальню с телом убитого императора, не пропуская без особого приказа даже вдову – императрицу Марию Федоровну. Поручик Полторацкий был одним из первых, кто обратился к Александру I по всей форме этикета: «Ваше Императорское Величество». Впоследствии Константин Маркович успешно дослужился до чина полковника. В 1810 году был переведен в армию полковым командиром в Нейшлотский пехотный полк.

К 1812 году полковник Полторацкий уже имел немалый боевой опыт, участвуя во многих сражениях в 1806 – 1811 годах. В бою под Аустерлицем в 1805 году награжден орденом Святой Анны IV степени; при Гутштадте, Фридланде в 1807 году – орденом Святого Владимира IV степени. В Молдавии и Валахии – при Ватине в 1810 году, за отличие при штурме Ловчи в 1811 году награжден Золотой шпагой с надписью «За храбрость»; в Сербии в сражении при с. Громаде в октябре 1811 года отмечен орденом Святого Владимира III степени.

К началу боевых действий с армией Наполеона Константин Маркович находился в районе Луцка, в 3­й армии под командованием А.П. Тормасова. Отмечены активные действия армии, которая наносила врагу контрудары, даже когда основные силы Наполеона достигли Москвы. Как сказано в послужном списке Полторацкого, «в русских пределах находился в сражении против саксонских войск при Городечне 31 июля 1812 года, награжден орденом Святого Георгия IV степени (особо почетная боевая награда российского офицерства, присваиваемая за воинский подвиг и личную храбрость). В кампании 1812 года он участвовал в ноябре в сражении под городом Борисовом, при селении Стахове и в преследовании неприятеля до границы».

В заграничном походе русской армии 1813 – 1814 годов полковник Полторацкий уже начинал в должности командира бригады. В боях и походах он продолжал успешно командовать войсками и показал примеры храбрости: за взятие крепости Торн в Польше в апреле 1813 года произведен в генерал­майоры. Несомненно, Константин Маркович был опытным командиром и храбрым воином. Об этом свидетельствует рапорт командира 9­го пехотного корпуса о сражении за Лейпциг в октябре 1813 года. Запись гласит:

«...Генерал­майор Полторацкий, бросаясь с Нушебургским полком и одним дивизионом Якутского полка с такою быстротою на засевшего за стенами деревни Шенфельд неприятеля, что вмиг штыками оного опрокинул и, поражая жестоко, гнал... к Лейпцигу, ...и деревня сия совершенно была уже в восемь часов вечера очищена и удержана до другого дня...» Подвиги генерала были отмечены орденом Святой Анны 1­й степени, прусским орденом Красного орла и шведским орденом Военного меча.

Но не всегда личная храбрость сопутствует успеху – судьба военного полна превратностей, и 1814 год стал для Константина Марковича непредсказуемым. 20 января бригада Полторацкого отличилась в сражении при Ларотье (Франция), и генерал был награжден прусским орденом «За заслуги». А несколько дней спустя, 29 января, в штурме под Шампобером он был взят в плен. Интересно, что, когда Константин Маркович находился в плену, ему довелось беседовать с самим Наполеоном. Сохранился текст беседы, из которого следует, что Полторацкий вел себя очень достойно. На вопросы Наполеона о месте расположения русской армии и планах ее командования плененный генерал твердо отказался отвечать. Отдав должное Константину Марковичу за мужественное поведение в бою и в плену, император приказал отправить его в Париж, где Полторацкий и пробыл до вступления в город союзных армий в апреле 1814 года.

После освобождения из плена генерал Полторацкий продолжил службу в армии и до 1818 года находился во Франции в отряде графа Воронцова, затем возвратился в Россию.

В 1822 году Константин Маркович расстается со своими соратниками, к немалому огорчению офицеров и солдат, получает назначение «состоять по армии», то есть в резерве, без должности.
Теперь он смог, наконец, заняться личными делами: после смерти матери, Агафоклеи Александровны, вступил в права владения селом Грузины под Торжком в феврале 1823 года. Этот период отмечен в Грузинах большим строительством. По воспоминаниям современников, здесь работал известный архитектор В.П. Стасов: он перестроил главный дом усадьбы, ввел хозяйственные и жилые постройки, стремясь создать образцовое дворянское имение. Усадьба приобретает облик большого предпринимательского хозяйства.

Несколько лет спустя, в 1830 году, волею императора Николая I генерал­майор Полторацкий назначается гражданским, а с 1834 года и военным губернатором в Ярославле. На этом посту он пробыл 12 лет, до самой отставки.

Очень показательны отзывы современников о Константине Марковиче, в том числе иностранцев. В 1839 году в Ярославле побывал известный французский путешественник и прозаик маркиз де Кюстин. В своих записях маркиз отметил, что губернатором ему был оказан радушный прием. Вопреки ожиданию увидеть в российской глубинке настоящего старорусского боярина, губернатор оказался, как пишет маркиз, «вылощенным европейцем­царедворцем, впрочем, гостеприимным хозяином». Во время беседы ни сам Полторацкий, ни присутствовавший тут сын Борис не упомянули о времени пребывания генерала во Франции. В разговоре губернатор проявил большие познания во французской литературе – например, интересовался жизнью Эльзеара де Собрана, дяди маркиза де Кюстина. Маркиз посчитал посещение Ярославля одним из интересных этапов всей своей «экспедиции в Россию для ознакомления с бытом и нравами страны».

Будучи губернатором, Константин Маркович принимал и знаменитых соотечественников. 16 ноября он встречал императора Николая I. В сопровождении губернатора император посетил Спасский монастырь, а на следующий день побывал в Успенском кафедральном соборе и Демидовском высших наук училище. Кроме того, император осмотрел набережную Волги, которая еще при прежних губернаторах была укреплена камнем и чугунной решеткой. Константин Маркович ознакомил государя с ходом работ по сооружению насыпи. Эти работы начались по инициативе губернатора в мае 1831 года. Длина насыпи планировалась в 560 сажень. Николай I одобрил и пожаловал 70 тысяч рублей на укрепление берегов у Ярославля.

Сохранились свидетельства неизвестного очевидца о большой заботе Полторацкого о состоянии дорог Ярославской губернии. Проблема необустроенных дорог всегда стояла перед губернаторами. В середине 30­х гг. ярославские дороги очень отличались от дорог соседних губерний. Например, на въезде со стороны Тверской губернии начиналась «прекрасно отделанная дорога, обсаженная по обеим сторонам березками и усыпанная хрящом (то есть крупным речным песком); это настоящий бульвар с двумя тенистыми по сторонам аллеями, огражденный валом и рвом, обложенными дерном». Так были устроены в этот период дороги по всем почтовым трактам..

С именем Полторацкого связано появление губернской периодической печати. Многие губернские правления обращались с просьбой к Константину Марковичу прислать местную газету в качестве образца подобных изданий.

Поддерживая деловые круги Ярославской губернии, губернатор счел нужным проводить выставки, на которых представлялась продукция местного сельского хозяйства, ремесел, промышленности. Первая выставка открылась в Ярославле в 1837 году. На ней были представлены изделия мануфактур и промыслов, иконы, художественное шитье. С большим интересом осмотрел эту выставку будущий император Александр II, который в это время находился в Ярославле. За период службы Полторацкий смог внести посильный вклад в развитие края: строил дороги, укреплял набережную, заботился о развитии сельского хозяйства и образования. Военный губернатор пользовался большим уважением и любовью ярославцев. Современники Полторацкого отмечали его образованность, добродушие, талант неутомимого и незаурядного рассказчика, который вспоминал эпизоды своей богатой событиями жизни.

Многие искренне сожалели о его уходе в отставку. Лучшим доказательством той памяти, которую он оставил по себе в Ярославле, может служить то, что ярославцы пожертвовали на украшение церкви в имении Полторацкого, что в селе Грузины, великолепный иконостас и колокол, который должен был «сзывать всех окружающих на молитву многолюбимого всеми Константина Марковича».
В 1834 году Полторацкий был произведен в генерал­лейтенанты, а в 1842­м вышел в отставку.
Память об участнике Отечественной войны 1812 года, кавалере многих российских и иностранных орденов, генерал­лейтенанте от инфантерии Константине Марковиче Полторацком была увековечена: в Московском Кремле на мемориальной доске можно прочитать его имя в ряду других доблестных воинов. А его портрет находится в знаменитой Военной галерее Зимнего дворца в Санкт­Петербурге, эта галерея создана в 1826 году как памятник героям Отечественной войны 1812 года. Основное место тут занимают портреты 332 генералов русской армии, созданные художниками Дж. Доу, В. Тропининым, В. Голике, А. Поляковым. Портрет генерал­майора К.М. Полторацкого кисти Дж. Доу находится близ портрета М.Б. Барклая­де­Толли. Копия портрета, созданного в XIX веке, экспонируется в музее А.С. Пушкина в Торжке.

Константин Маркович изображен в генеральском мундире общеармейского образца – темно­зеленого цвета с золотыми эполетами, красным стоячим воротником без шитья и черным шейным шарфом. На плечи генерала наброшена шинель. Грудь украшена наградами.

Именно таким и вошел Константин Маркович Полторацкий в плеяду, как выразился А.С. Пушкин, «начальников народных наших сил».


Фото:
Генералы Наполеоновских войн
Генералы Наполеоновских войн poltoracky_k_m_1.jpg [ 42.52 Кб | Просмотров: 796 ]
Генералы Наполеоновских войн
Генералы Наполеоновских войн 571752929полторацкий.jpg [ 42.94 Кб | Просмотров: 796 ]
Генералы Наполеоновских войн
Генералы Наполеоновских войн 4t127полторак.jpg [ 61.17 Кб | Просмотров: 796 ]
Генералы Наполеоновских войн
Генералы Наполеоновских войн 480px-Poltorackaya_Golitsyna жена.jpg [ 56.95 Кб | Просмотров: 796 ]
01 июл 2013, 11:48
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 06 янв 2012, 00:18
Сообщения: 10709
Откуда: Ростов-на-Дону
Сообщение Re: Генералы Наполеоновских войн
Следующего.


01 июл 2013, 14:34
Профиль
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Ответить на тему   [ Сообщений: 1110 ] 
На страницу Пред.  1 ... 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29 ... 56  След.


   Похожие темы   Автор   Ответы   Просмотры   Последнее сообщение 
Нет новых сообщений День "Звёздных войн" - Поздравлялка раздела R2-D2

в форуме Звёздные Войны Соберите своего R2-D2

BeTepuHaP

11

1216

19 май 2018, 04:32

Ivy Перейти к последнему сообщению

Нет новых сообщений Вселенная Звёздных Войн - Болталка раздела R2-D2

[ На страницу: 1, 2, 3 ]

в форуме Звёздные Войны Соберите своего R2-D2

BeTepuHaP

54

4502

16 апр 2018, 05:27

alexxx Перейти к последнему сообщению

Нет новых сообщений Униформа ВС США периода 2-й Мировой и Корейской войн

в форуме Библиотека

Shadow100

19

1590

22 мар 2016, 19:02

Shadow100 Перейти к последнему сообщению

Нет новых сообщений Маршалы и генералы Франции

в форуме Наполеоновские Войны

Laker

17

2716

08 сен 2017, 17:18

alexx81 Перейти к последнему сообщению

Нет новых сообщений Интересные факты Наполеоновских войн

[ На страницу: 1 ... 6, 7, 8 ]

в форуме Наполеоновские Войны

stepenwolf

150

22017

14 июл 2018, 05:53

stepenwolf Перейти к последнему сообщению


Кто сейчас на конференции

Зарегистрированные пользователи: Google [Bot], Google Adsense [Bot], Google Feedfetcher, vladzdsim, Yandex [Bot], Yandex Direct [bot]

Животные Леса цена, журнал the dog collection купить, дамы эпохи моя коллекция кукол график выхода, купить журнал Карманные Часы
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять Фото

Найти:
Журнальные серии ДеАгостини и другие коллекционные издания Партворки.

2010-2018 Форум о журнальных коллекциях Deagosini, Ашет коллекция, Eaglemoss и других издательств.

При использовании материалов сайта активная ссылка на сайт обязательна!

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100